Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

02.02.2018 11:01 Пятница
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 4 от  25.01.2018 г.

Повесть о «красном директоре» А.И. Хмелёве (Часть 5)

Автор: В.К. ВАСИЛЬЕВА.
Заслуженный агроном РСФСР и Республики Бурятия.

Главный агроном птицефабрики «Кабанская» Валентина Кузьминична ВАСИЛЬЕВА обходит колесовские поля. 1984 год.

Рассказанная теми, кто работал рядом с ним

  Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

5. «Он направлял нас по жизни…»

  После окончания Бурятского сельскохозяйственного института по распределению мне довелось два с половиной года поработать на Бурятской опытной станции в с. Иволга. И тут министерство сельского хозяйства направило меня в совхоз «Кабанский» агрономом — семеноводом. В те годы особое внимание уделялось развитию семеноводства в хозяйствах. В совхозе «Кабанский» семеноводство только осваивали…

  Алексей Иванович Хмелёв не гасил инициативу молодых специалистов, но строго спрашивал. Помню, в первый год работы уговорила тракториста заборонить горох по всходам в Шигаевской бригаде. Тогда этот агротехнический приём мало практиковался, хотя он очень эффективен в борьбе с сорняками.

  Начали работать, но, конечно, нас тут же «сдали» Хмелёву. Тот прилетел в поле сердитый, сходу наградил меня «ласковыми» словами. Потом как-то быстро успокоился, поговорил с трактористом и стал осматривать поле. Оно было чёрным после боронования, первое впечатление – горох погиб… Чтобы не погубить всходы, необходимо выбрать нужную стадию развития растения. Алексей Иванович убедился, что всходы целы, одобрил нашу инициативу и уехал. Впоследствии он строго следил, чтобы проводилось боронование гороха по всходам.

  В хозяйстве стало развиваться семеноводство. Завозились новые сорта растений высоких кондиций. Алексей Иванович не жалел денег на закупку новых высокоурожайных сортов. Мы наладили сотрудничество с опытной сельскохозяйственной станцией (впоследствии – научно-исследовательский институт в с. Иволга). Ведущие селекционеры республики – Дубровская А.Г., Дудникова Ф.Я. и другие – передавали совхозу небольшие партии новых сортов пшеницы: «Бурятская-79», «Бурятская-34», мы их размножали в хозяйстве и получали высокие урожаи. Всё это происходило под постоянным контролем А.И. Хмелёва.

  Вспоминается такой случай: однажды сами иволгинские селекционеры оказались без семян: на увлажнённом участке была допущена потрава скотом, а на засушливом посевы выгорели. Возникла реальная угроза потерять новый перспективный сорт «Бурятская-79». Тогда они вспомнили про нас, и Анна Геннадьевна Дубровская, наш знаменитый селекционер, приехала в совхоз «Кабанский». Мы к тому времени сумели размножить сорт и получить около 100 центнеров семян. Алексей Иванович вызвал меня: «Всё раздадим, а себе что оставим?» «Выручать науку надо, — ответила я. – Пять тонн отдадим, пять себе оставим!»

  Директор так и решил. Пример этот показателен: Хмелёв всегда советовался со специалистами, и их мнение чаще всего бывало решающим.

  Благодаря его вниманию и требовательности к полеводству интерес к «сортам» появился у каждого бригадира и механизатора, они знали, что такое «сорт», его урожайность и особенности выращивания. В совхозе научились сохранять сорта в «чистоте», не смешивая их. Росли урожаи зерновых и картофеля.

  Вспоминаю 1985 год, самый урожайный. На совхозных токах с трудом находили место для принятия зерна с поля. Работали круглые сутки. Были мобилизованы на «битву за урожай» инженерно-технические работники, пенсионеры, школьники… Урожайность овса «Крупнозернистый» (семенной материал был закуплен в Иркутской области) составила 40 центнеров с гектара!

  Успешно трудились картофелеводы. С каждого гектара собиралось до 300 центнеров клубней. Бригадир картофелеводов фронтовик К.С. Хлыстов за такие урожаи был удостоен правительственной награды.

  В советское время вообще не забывали отмечать отличившихся. Многие рабочие, специалисты совхоза были поощрены различными знаками отличия, поездками на Выставку достижений народного хозяйства СССР, турпутёвками.

  Благодаря грамотному руководству, феноменальной работоспособности Алексея Ивановича совхоз добился колоссальных успехов и в полеводстве, и в животноводстве. Он внимательно следил за производственным процессом, настроением коллектива. Был строгим – его побаивались, но уважали – прежде всего, за справедливость.

  Он был требовательным, порой жёстким руководителем, и в то же время умел прощать и доверять людям. Был у меня в Колесово бригадир механизаторов П. Прекрасный организатор, но мог, что называется, сорваться. Как-то в уборочную попрятали в кустах комбайны и занялись всей бригадой пьянкой и рыбалкой. Я редко писала докладные директору, но здесь не стерпела. П. тут же уволили – «по статье». Примерно на год я потеряла его из виду. Вдруг вызывает директор, в его кабинете сидит П. «Уволили его по твоей докладной, — говорит Алексей Иванович, — поэтому и позвал. Человек обратно просится». «Так он опять пить будет!» «Нет, он слово мне дал, и тебе сейчас даст…»

  Мне кажется, в тот момент Хмелёв «закодировал» мужика. Лет пятнадцать после этого мы работали с ним душа в душу, он снова стал отличным бригадиром и в рот не брал спиртного!

  И ещё он был очень отзывчив. Любой рабочий мог обратиться к нему с просьбой, и Алексей Иванович никогда не оставался равнодушным, он всегда слышал людей.

  А нас, молодых специалистов, он растил, без преувеличения, как детей. Учил не только работать, а направлял нас по жизни. Он сплотил коллектив, научил нас быть вместе. Все праздники отмечал вместе с нами. Часто приглашал к себе домой, сам любил и умел готовить. У Хмелёвых был удивительно хлебосольный, гостеприимный дом, «погоду» в котором определяла хозяйка, Вера Викентьевна.

  Вспоминая в эти дни Алексея Ивановича, нельзя не рассказать об этой замечательной женщине, настоящем его «ангеле-хранителе». Умная, любящая, всепонимающая женщина, всегда готовая помочь не только советом, но и делом. Супруги Хмелёвы вырастили и воспитали троих достойных детей – сыновей Александра и Юрия и дочь Светлану, которых хорошо знают в Бурятии.

  Главная заслуга в их воспитании – Веры Викентьевны. Муж всегда был на работе. Конечно, он был отличным отцом, очень любил детей, обеспечивал семью. А главное – показывал детям пример трудолюбия, порядочности, внимательного отношения к людям. Но ежедневно воспитывать, направлять детей по жизни – это была святая миссия Веры Викентьевны. Хотя она всегда работала, и работала, по единодушному отзыву коллег, хорошо.

  Для меня Вера Викентьевна была подругой, сестрой, самым близким человеком. Она всегда была рядом. У неё жила, когда училась, моя дочь, а потом и внуки. С её уходом из жизни мы все осиротели…

  Вот что вспомнилось мне о незабываемых 60-80-х годах прошлого века, о славной истории птицефабрики «Кабанская», которая неотъемлема от истории замечательной семьи Алексея Ивановича и Веры Викентьевны Хмелёвых.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

43