30.11.2017 08:19 Четверг
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 47 от  23.11.2017 г.

Повесть о «красном директоре» А.И. Хмелёве

Автор: Н.А. АНОХИНА.
Кавалер двух орденов «Знак Почёта», заслуженный зоотехник России и Республики Бурятия.

Делегация совхоза «Кабанский» на праздновании 50-летия Бурятии на центральном стадионе г. Улан-Удэ: А.И. ХМЕЛЁВ, Н.А. АНОХИНА, бригадир полеводов К.С. ХЛЫСТОВ, доярка Н.А. КОРЫТОВА, заведующий фермой М.З. КАРАЧУН (справа налево) совершают круг почёта. 1973 год.

Рассказанная теми, кто работал рядом с ним

  1 апреля 2018 года исполнится 90 лет со дня рождения Алексея Ивановича ХМЕЛЁВА – одного из выдающихся людей в истории Кабанского района. С 1961 по 1980 годы он руководил совхозом «Кабанским», затем преобразованным в птицефабрику, единственным нашим предприятием, удостоенным государственной награды – ордена «Знак Почёта».

  Он работал, не жалея себя, не дожив и до 70 лет… На его малой родине, в селе Зырянске Прибайкальского района, благодарные земляки установили мемориальную доску на доме, где он родился и вырос. В нашем районе, для которого он столько сделал, вопрос с увековечиванием памяти А.И. Хмелёва, кавалера двух орденов Ленина, ордена Октябрьской революции, делегата XXIV съезда КПСС, депутата Верховного Совета Республики Бурятия четырёх созывов, пока не решён.

  Сегодня «Байкальские Огни» начинают публикацию цикла материалов, посвящённых памяти легендарного руководителя и человека, Алексея Ивановича Хмелёва.

  1. «Он рос вместе с коллективом…»

  Совхоз «Кабанский» был создан в 1959 г. В него входили тогда три села – Истомино, Исток и Степной Дворец, где находилась контора. Меня назначили главным зоотехником. Занимались всем понемногу, но у меня были большие планы, связанные с птицеводством, так как до этого я около шести лет проработала на Кабанской межрайонной инкубаторной станции – старшим зоотехником, директором. В те годы в республику стали завозить яйцо утки пекинской породы…

  Нашу идею – подращивать утят до 20 дней на инкубаторной станции, а потом «переселять» на водоём – поддержал председатель райисполкома Н.Т. Антоненко, вместе с ним мы доказали её перспективность в обкоме партии. С этого, можно сказать, начиналось промышленное птицеводство в районе.

  Алексей Иванович Хмелёв был назначен директором совхоза «Кабанский» через два года после его создания, но был уже третьим по счёту руководителем. И задержался на этой хлопотливой многотрудной работе на двадцать лет…

  Вместе с молодым коллективом он прошёл непростой путь, где были и трудности, и ошибки, и неудачи: от первоначального коллектива в несколько десятков работников до мощной птицефабрики с численностью персонала в 1200 человек, объединившей полтора десятка сёл; от нескольких сот уток, которые разбегались от нас по всему Истоминскому сору (огораживать выгулы металлической сеткой стали позже), до полутора миллионов голов птицы в год!

  …Отношения с новым директором у меня поначалу не складывались. Я устанавливала должную дисциплину в коллективе инкубатора, многим это не нравилось. Посыпались сплетни и анонимки. Хмелёв вообще по природе был очень доверчивым человеком, да и молодым он тогда был – тридцать с небольшим. У нас состоялся жёсткий разговор, после которого я подала заявление на увольнение, и он тут же подписал его. Я договорилась о переезде в Крым, там нашлась работа по специальности, муж уже выехал туда. Зашла в контору совхоза забрать трудовую книжку и столкнулась с Хмелёвым. Тот искренне обрадовался:

  — Нина Андрияновна, как хорошо, что вы пришли! Мы разобрались, очень виноваты перед вами... — и у меня на глазах порвал заявление на мелкие кусочки.

  Это был очень искренний и порядочный человек, он любил и понимал людей. А как Алексей Иванович работал! Иногда, когда требовала обстановка, без преувеличения – сутками, так, что, сидя на стуле, засыпал ненадолго…

  В советские времена случайные люди большими руководителями не становились. Много раз Алексей Иванович бывал в Истомино с первым секретарём обкома партии А.У. Модогоевым. Это сейчас руководители Бурятии приезжают в район целой колонной автомашин – свита, чиновники, охрана… А тогда Андрей Урупхеевич приезжал один, бросал свою машину на центральной усадьбе, пересаживался в хмелёвскую «Волгу», и они объезжали хозяйство.

  Мне предварительно звонили: жди гостей. Мы уже знали их вкусы: Модогоеву готовили бухлёр, Хмелёв очень любил окуней. Они садились за общий стол, обедали и разговаривали с коллективом. Разговор был всегда простой, доброжелательный – человеческий. Прежде всего, конечно, о работе, но и о семьях, детях не забывали…

  Совхоз, преобразованный в 1977 году в птицефабрику, процветал, получал миллионные прибыли. Неоднократно наш коллектив становился победителем Всероссийского и Всесоюзного социалистического соревнования, о нём снимали фильмы, писали в центральных газетах. А Алексей Иванович, труд которого был высоко оценён – два ордена Ленина, орден Октябрьской революции, медаль «За освоение целинных и залежных земель», золотые и серебряные медали ВДНХ, – оставался скромным и очень внимательным к людям.

  Он всегда выполнял обещанное, и если говорил птичнице, что устроит её ребёнка в садик, та шла работать со спокойной душой – знала, что устроит. Когда я после рождения сына через пять дней вышла на работу, Алексей Иванович договорился с заведующей сельским клубом, что та заменит няньку…

  Или вот такой пример, хорошо показывающий, что руководители того поколения были по-настоящему государственными людьми. Как-то встал вопрос о закрытии интерната при Кабанской школе – не было ставок технических работников. Узнав об этом, Хмелёв распорядился целый год содержать такую ставку за счёт совхоза – ведь в интернате жили дети его работников… И заодно, насколько мне известно, «подговорил» на такой же поступок директора ОПХ «Байкальское» И.Я. Макальского.

  Была у Алексея Ивановича и такая «слабость»: он любил отправлять работников совхоза в дальние путешествия. Обычно в специальном турпоезде наши занимали целый вагон. Так мне удалось побывать в Средней Азии и Казахстане, в Прибалтике. А на Выставку достижений народного хозяйства совхоз «Кабанский» проторил «народную тропу», отправляя туда делегации чуть ли не каждый год. Как-то одновременно туда выехали восемь работников Истоминского инкубатора, которым я руководила!

  Алексей Иванович старался лично проводить своих «путешественников», было и такое, что доставал из кармана энную сумму и вручал: «Чтобы дорогой не скучали!..»

  Добавьте сюда многочисленные поездки на совещания, семинары, съезды специалистов и рабочих совхоза – Хмелёв заботился о том, чтобы производство не отставало от самых передовых рубежей науки и практики. И охотно командировал работников «набраться ума». Мне больше всего запомнился международный конгресс по птицеводству. Это было в 1966 году в Киеве. Там собрались учёные и практики из 40 стран. Наш совхоз представляли на конгрессе сразу четверо: А.И. Хмелёв, парторг Б.С. Стрекаловский, зав.фермой С.В. Филонова и я. Скажу прямо: мы не чувствовали себя там какими-то второстепенными людьми, а выглядели вполне достойно.

  Когда в 1980 году А.И. Хмелёва избрали первым секретарём Кабанского райкома КПСС, мы все очень переживали – и за него, и за «осиротевшую» птицефабрику. И, как показала в дальнейшем жизнь, не зря…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

90