Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

15.07.2019 10:50 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 11.07.2019 г.

Кабанский вариант группы «Лесоповал»

Автор: Виталий ПОПОВ.

Лесозаготовитель Кабанского района А. Орлов, оговоривший своего работодателя В. Положенко из-за давления следствия.

В Бурятии следствие пытается создать её из… лесозаготовителей.

ОБВИНЕНИЕ В ПРИОРИТЕТЕ

  Осталось три дня до оглашения приговоров брянскому предпринимателю В.М. Положенко, его 11-ти работникам и сотруднику Кабанского лесхоза, обвиняемых в создании организованной преступной группы и незаконной вырубке леса.

  На прениях сторон адвокаты, а их в процессе было занято 14 человек, единым фронтом выступили за то, что вина их подзащитных не доказана, а предъявленные доказательства собраны с многочисленными нарушениями закона. Защита настаивает, что картина преступления, в котором обвиняют их подзащитных, до сих пор достоверно не восстановлена, тем более, что создавалась она по показаниям, которые подсудимые дали против себя под давлением следствия.

  Но, несмотря на многочисленные прорехи и погрешности в уголовном деле, следствие уже расставило всё по своим местам и отступать от плана посадить «особо опасную» преступную группу не собирается. Потому и приоритеты изначально расставлялись не в пользу работяг.

  Для примера. Если следствие прилагает акт осмотра деляны с несуществующим номером – то это лесники установили неправильный указатель. А неверно указанное нахождение лесоделян – результат неопытности сотрудников полиции в ориентировании в лесной местности...

  Суммарно со многими другими эти ляпы – всего лишь допустимые технические ошибки, которые, как можно было понять в суде, особой роли не играют. Наверняка сюда же можно отнести и «погрешность» в 220 пней, которых на месте, так сказать в натуре, не оказалось! В этом лично убедились глава Ранжуровского поселения Н.Х. Пиноев, главный редактор «Байкальских огней» С.В. Боровик и корреспондент телерадиокомпании «Кабанский район» Л.П. Левченко, побывавшие на одной из делян вблизи Степного Дворца.

  Зато показания в пользу подсудимых подвергаются сплошному сомнению. Если свидетели говорят про отсутствие переруба, ложные показания, давление полицейских, оговоры, как и самооговоры, – то всё это делается из чувства ложного товарищества с Владимиром Положенко.

  К таким же «товарищеским» отнесены и показания следователя Митюкова, который, осматривая Камаз Положенко, не нашёл в кабине краску, якобы использовавшуюся последним при самовольном клеймении стволов. Её нашла другой следователь, Раднаева, вот только на месте обнаружения – в дверном кармане – сфотографировать не смогла. Объяснение звучит вполне по-детски: помешала ручка двери...

  А заключение независимой экспертизы, подтверждающее отсутствие переруба, нельзя брать во внимание, потому что эксперту не разъяснялись права и не предупредили об уголовной ответственности...

  Иными словами, показания против Положенко и Ко находятся явно в приоритете, ведь из-за их «преступного распутства» пострадало не только наше государство, но и мы с вами, поскольку лесные старатели якобы нарушили права граждан на благоприятную окружающую среду. Вот бы кто-нибудь по такому же принципу наказал бурятских чиновников, с подачи которых жители Селенгинска вынуждены задыхаться от вечно горящей межрайонной свалки…

ЗАПОЗДАЛОЕ РАСКАЯНИЕ

  Между тем, в редакцию обратился ещё один работник Владимира Положенко А. Орлов, которому каким-то удивительным образом удалось избежать скамьи подсудимых. Он, как и остальные лесозаготовители, дал показания против своего работодателя, правда, со второго раза. В отличие от коллег ему почему-то разрешили изменить первоначальные показания. Случайно ли то, что они были не в пользу Положенко?

  Приводим часть беседы с А. Орловым (записанной на видеокамеру):

  - Где вы в настоящее время работаете?

  — Работаю у частного предпринимателя.

  - Чем именно занимаетесь?

  — Лесозаготовкой.

  - На каких делянах вы работали у Положенко?

  — Я работал в Степном Дворце, вырабатывал деляны. Сначала мы вырабатывали одну деляну на двоих. Затем нам Владимир Михайлович дал вторую деляну, и мы уже своей бригадой заготавливали её отдельно. Мы заготовили деляну 4,4, потом последнюю деляну готовили вдвоём. Когда нас направили на эту деляну, Владимир Михайлович сказал, чтобы Фефеловы нам помогли выработать деляну 4,6.

  - Чем занимались в бригаде?

  — Работал на трелёвочном тракторе.

  - Вы давали показания в суде по делу В.М. Положенко?

  — Да.

  - Какие показания вы дали в суде?

  — Как и какие деляны вырабатывал, с кем работал…

  - О каких противозаконных действиях вы рассказали суду?

  — То, что я видел, что находится у Владимира Михайловича в УАЗике.

  - Что вы видели у Владимира Михайловича?

  — Молоток для клеймения деревьев и краску.

  - Где вы их видели?

  — Видел только в УАЗике и больше нигде.

  - Это показания, которые вы дали в суде?

  — Да.

  - А как было на самом деле?

  — На самом деле, когда в первый раз меня привезли на суд, я совсем другие показания дал. Но немного погодя… Как бы объяснить… Ну под давлением. Показания сказали изменить. Чтобы было это правдой.

  - Вы изменили так, как прозвучало в суде? Эта версия?

  — Да.

  - А кто на вас оказывал давление по поводу изменения показаний?

  — Ну, я имён не знаю, кто увозил.

  - Это были работники полиции? Они были в форме?

  — Да, в форме.

  - Представились?

  — Представились, конечно, именами.

  - Вас где задержали?

  — Из дома увозили.

  - Вывезли куда?

  — В районный отдел внутренних дел. В Кабанск.

  - Там применяли к вам недозволенные методы ведения допросов?

  — Конечно, всё это было.

  - Физическое насилие?

  — Ну, вот это я сильно-то не могу рассказать, что физическое. Что было, то было...

  - В общем, было то, что заставило вас сломаться?

  — Да, пришлось…

  - Вы в суде дважды давали показания?

  — Да. В первый раз я дал правдивые показания, а во второй – не правдивые.

  - Задержание и доставка в районный отдел внутренних дел были между первыми и вторыми показаниями в суде?

  — Да-да.

  - Поэтому они были изменены?

  — Да.

  - Вы сколько времени работали с В.М. Положенко?

  — Я работал два года у Владимира Михайловича.

  - Вы замечали в его действиях что-то противозаконное?

  — Нет, не замечал никогда. Он добрый человек, всегда выдержанный.

  - Перерубы деревьев, в которых его обвиняют, замечали?

  — Нет, не замечал. Он нас привёз, дал работу, мы её выполнили. Когда не было работы, сидели дома.

  - Случалось ли вам видеть, что он самовольно клеймил деревья?

  — Нет. Когда мы выезжали, там может быть, я точно не скажу...

  - При вас было такое?

  — Нет, это я могу определённо утверждать.

  - Объясните, пожалуйста, что вас заставило сейчас приехать в редакцию Кабанской районной газеты «Байкальские огни» и дать вот эти показания?

  — Ну как… Совесть есть совесть. Нужно это. Не кому-то, а самому в душе.

  - Совесть заставила?

  — Да.

НЕОБХОДИМЫЕ ПОЯСНЕНИЯ

  Три деляны, о которых говорит А. Орлов, в настоящее время полностью вменяются двум братьям и их отцу Фефеловым. Но, судя по словам Орлова и заявлениям самих Фефеловых в суде, на одной деляне они не работали вообще, вторую деляну разрабатывали пополам с бригадой Орлова, а на третьей Фефеловы лишь помогали Орлову, заготовив не больше 15 процентов от общего объёма. Но грозит им по 6, 7 и 8 лет колонии общего режима за незаконную рубку на всех трёх делянах!

  Самому В.М. Положенко «светит» до 10 лет лишения свободы со штрафом в миллион рублей и изъятием арестованной техники в доход государства. 9 лет и штраф в полмиллиона прокурор запрашивает его зятю К.Н. Положенко. Ещё 7 человек могут отправиться в колонию на 6, 4 и 3 года.

«УДИВИТЕЛЬНАЯ СТРАНА»

  Отдельного внимания заслуживает выступление в суде мастера Большереченского участка Н.А. Обросова, которому грозит 10 лет колонии со штрафом в 500 тысяч рублей:

  «Я не согласен со всем, что предъявлено стороной обвинения. В обвинении сказано, что у Обросова и Положенко возник тайный умысел… Они что там, в следственном комитете, все экстрасенсы? Или к гадалкам ходят?

  Я говорил о беспределе полиции в отношении меня. Оно оказывалось и в ходе судебного расследования. Моя начальница Маркова говорила, что на неё также оказывалось давление, и, дав показания в суде, ей пришлось уволиться и убежать, боясь мести сотрудников полиции. Сарин дал показания в суде об угрозе со стороны сотрудников полиции и также уволился, боясь преследования сотрудников ОБЭП.

  Один свидетель (А. Орлов – ред.), который говорил, что якобы видел в УАЗике молоток для клеймения. Впоследствии мы убедились, что этого быть не могло. Давая показания вторично в зале суда, держался за печень и, морщась от боли, давал показания.

  Лес якобы готовился в легкодоступных местах. Это тоже ложь! Как здесь прокурор сразу запротестовала, что туда не проедешь. Где же правда? Хотя я мог бы вас провести на одну из лесосек и вы убедились бы, что все обвинения – это чистая выдумка.

  У нас в деревне до сих пор смеются, как сотрудники полиции бегали, искали на меня врагов, чтобы они дали хоть какие-то показания на меня. Также перетрясли всех заготовителей.

  Следствие предлагало мне адвокатов, я отказался от двух из них, потому что они убеждали меня взять на себя какой-нибудь эпизод. А почему я должен брать, если я не виновен?!

  Обвинение, что я подыскивал лес для Положенко, – тоже бред. Мне дали приказ, сколько надо отвезти, и я еду ищу. Ведь это не морковка на грядке, пошёл и сорвал. Его ещё надо найти. Иной раз больше ищешь, чем находишь.

  Некоторые свидетели пытались перетрясти моё имущество. Но всё это заработано моим горбом и ничем больше. Да, я держал большое хозяйство – в общем, вся жизнь в дерьме. Сало всегда было своё, но в один момент решил продать всё это. Даже стайку и свинарник, УАЗ бортовой, отец давал 200 тысяч. Но это никому не интересно.

  Когда проверяли показания отца, тётку чуть не довели до инфаркта...

  У нас удивительная страна. Со времён НКВД ничего не изменилось. Как раньше раскулачивали коммунисты мужиков? Бедный человек, по современному бич, который пальцем не пошевелит, напишет донос, что у кого-то две коровы – всё, надо бежать раскулачивать. А вина мужика лишь в том, что он всю жизнь работал, на печи не лежал и никому не завидовал.

  Я считаю, что вина всех нас лишь в том, что мы живём в такой стране, которая окутана натуральным террором полиции. Одна надежда на вас, ваша честь. У нас совесть чиста перед законом, а обвинение это грубая, необоснованная сказка».

  Предприниматель В.М. Положенко высказался так: «Никаких групп, ОПГ, куч – ничего не собирал. Я и не знаю, что это такое. Перерубов не дозволял. Деляны отводились не мне, а выставлялись на аукционы.

  Давление... Как понимать – давления не было? Я 10 месяцев провёл в СИЗО, загнали старика. А вы говорите, давления не было...

  Я ни в чём не виноват».

  Приговор суда в отношении подсудимых будет оглашён 18 июля 2019 года.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

1