Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

24.01.2019 09:13 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3 от 17.01.2019 г.

«Кирпичики»

Автор: Елена ШУШУЕВА.

Клавдия Иннокентьевна УСТЬЯНЦЕВА: «Вот здесь и были «Кирпичики».

Продолжаем рассказывать о деревнях, в разное время и по разным причинам исчезнувших с карты Кабанского района.

Мастерство обжига Иннокентий МУХИН привёз из Улан-Удэ...

  В трёх километрах от Фофоново в 1950-х годах работал небольшой кирпичный завод. Круглый год там жила семья мастера Иннокентия Мухина. Место это народ и сейчас называет «Кирпичики» или по-разговорному – «Глиняно». Заводик стоял, если свернуть с трассы на дорогу в Фофоново и, не доезжая до села, повернуть налево в поля.

  Конечно, жизнь одной семьи – это не целая исчезнувшая деревня… Но мы всё же решили поместить рассказ о «Кирпичиках» в рубрику «Кабанские Матёры». Как сделали это с Мурашовкой – железнодорожным переездом близ Селенгинска.

  Построила завод Никольская промышленная артель «Восток» в конце 1950-х годов. Это была известная организация в районе, которую возглавлял Иван Алексеевич Мордовской. Делали там лодки, карбасы, бочки.

  О том, что недалеко от Фофоново есть залежи глины, известно было давно. А из глины можно сделать кирпич – он требуется всегда. В артели решено было построить небольшой завод. Провели электричество. Строительство началось. Организовали всё просто и добротно. Большие навесы-сараи для сушки кирпича, печи – для обжига, электрический пресс, рельсы, по которым шли вагонетки, ленточный транспортёр, резак...

  За директора, мастера, учётчика на заводе был Иннокентий Михайлович Мухин. Родители его были из Творогово. Уехали в Улан-Удэ и там работали на кирпичном заводе. Иннокентий пошёл работать туда же. Трудился он в стахановской бригаде, перевыполнял план. Досконально изучил процесс обжига.

  Промартель «Восток» пригласила его на строящийся завод в качестве эксперта в 1950-м году. Иннокентий хорошо знал дело и смог запустить производство. Кирпич пошёл! Качество было хорошим. Вначале делалось всё вручную. Глину грузили лопатами на телеги. На конях везли её к заводу, перекладывали в вагонетки, прессовали, потом масса шла по транспортёрной ленте и разрезалась на кирпичи.

  Хорошо зарекомендовавшего мастера промартель в 1955 году пригласила переехать на «Кирпичики» на постоянное место жительства. Иннокентий перевёз из Улан-Удэ жену с двумя детьми. Артель командировала в город водителя Григория Дмитриевича Глушкова на грузовой машине ЗИС-5. Мухиным выделили две комнаты в большом бараке на «Кирпичиках». Семья стала обживаться. Посадили огород, развели хозяйство.

  Галине Семёновне, жене Иннокентия Михайловича, поначалу было дико без людей после Улан-Удэ. На «Кирпичиках» оживлённо и людно было только летом... В остальных комнатах барака было общежитие для рабочих. Зимой – никого. Муж постоянно уезжал заготавливать в лес дрова. Оставалась она с двумя ребятишками. Олег и Галя ходили в Фофоновскую школу.

  Однажды зимой, в метель, дети шли обратно и заблудились… Забили тревогу. В Фофоново учитель физкультуры собрал старшеклассников и взрослых. Встав цепочкой, они пошли на поиски детей. Осматривали все бугорки и ложбины, боялись пропустить их где-то в сугробах. Но брат с сестрой, к счастью, смогли выйти сами. Они ориентировались по электрическим столбам, которые гудели. Вышли к подстанции и оттуда – к дому.

  Летом для работы на заводе из Никольска, вначале на лошадях с телегами, потом на грузовике, привозили рабочую силу: взрослых и школьников. Родители с удовольствием отпускали мальчишек подзаработать за лето. И заводу это было не накладно, так как платить детям можно было по минимальному тарифу.

  Одним из таких пацанов был Юра Чупров. Юрий Григорьевич сейчас живёт в Селенгинске, он на заслуженном отдыхе и часто вспоминает то время. Работали с ним Миша Коркин, Люда Мордовская, Степан Иванович Мордовской, Виктор Александрович Гроздов, Залуцкие – «парамоновичи». Сначала глину грузили на телеги, позже завод приобрёл трактор Т-40 и МТЗ- «индюк».

  На электрическом прессе с самого начала работал Иннокентий Яковлевич Суворов. Потом за пресс сел Владимир Андреевич Ратиков. Был он из села Горбово. Молодой пограничник только вернулся из армии. На «Кирпичиках» Володя встретил свою судьбу — девушку Галину из Никольска. Очень она ему приглянулась. Познакомились летом. А на Покров сыграли свадьбу.

  Спустя столько лет Галина Дмитриевна Ратикова вспоминает свою молодость с ностальгией. Труд был не из лёгких. Наработаются, а потом под берёзками трапезничают. Обед брали с собой. Иннокентий Михайлович Мухин научил её «садить» кирпичи в печь для обжига. Печи были большие. В одну можно было поместить 32 тысячи кирпичей. Уложить их надо было правильно, строго под нужным наклоном, для равномерно распределения жара.

  Обжигались кирпичи целую неделю. Чтобы жар не выходил, сверху засыпалась земля. Готов кирпич или нет, определял сам Иннокентий Михайлович. Кирпич охотно покупали и население для печей, и организации.

  На «Кирпичиках» у Мухиных родилось ещё две дочки: Таня и младшая – Клава. Клавдию Иннокентьевну мы попросили свозить нас на свою родину. Свернув с дороги на Фофоново, машина остановилась. Дальше мы отправились пешком, увязая в снегу. На Клавдию Иннокентьевну волной нахлынули воспоминания: «Вон там под берёзками низинка – это и были «Кирпичики»… Однажды к нам приехала машина «Волга» и два солидных мужчины, явно из начальства. Один в папахе, второй – с портфелем, в шляпе. Они были из Каменска, где тоже хотели организовывать кирпичный завод. Звали отца, предлагали жильё, хороший заработок. Но он отказался».

  Дети росли свободно. Кругом простор. Вокруг засеивались поля. Ребятишки бегали за ягодой. Мама делала повидло из боярки – вкусное, как абрикосовое. Чтобы жена зимой не скучала, отец купил телевизор. Они тогда были ещё не у всех. И ребятишки из Фофоново прибегали смотреть кино. Дети делали бумажные билетики.

  Из брака, кирпичных половинок – «половья», Иннокентий Михайлович сделал поварню и небольшой кабинет – контору.

  Запасы глины иссякли в 1970-х. Мухин ездил по району, искал новые месторождения, нашёл в Оймуре, отвозил глину на анализ. Но доставлять глину из Оймура на завод было дорого. Семья переехала в Фофоново. И жизнь на «Кирпичиках» постепенно затухла. Сейчас мало кто уже вспомнит о ней...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

0