Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

23.05.2019 09:23 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 20 от 16.05.2019 г.

Уроженцы Степного Дворца вспоминают "Сурановский край" - место, где практически у всех жителей была одна фамилия - Сурановы

Автор: Елена ШУШУЕВА.

«А ты помнишь?..» — Пётр Алексеевич НЕЧКИН, Алексей Иннокентьевич МАСЛОВ и Геннадий Иннокентьевич СУРАНОВ.

Этой местности давно уже нет на карте Кабанского района... 

  Если с лица земли исчезла улица, можно ли рассказ об этом поместить в рубрике «Кабанские Матёры»? Об этом мы думали, когда в редакцию обратился бывший житель Степного Дворца Г.И. СУРАНОВ. Решили, что с определёнными оговорками можно.

  Геннадий Иннокентьевич родился и вырос в Степном Дворце, на улице, где жили практически одни Сурановы. Дома стояли односторонкой вдоль реки Шанталки. И по улице всегда тянул крепкий ветерок. Может быть, в честь этого байкальского ветра и прозвали в деревне улицу Култуком?..

  Тогда, в 1950-х, за улицей куда ни глянь тянулись засеянные поля. Пшеница, горох, зелёнка… Жизнь кипела. Колхоз сажал огромные огороды, было много скота, кони табунами, фермы, птичники.

  Во время строительства Иркутской ГЭС или позже посчитали, что уровень воды поднимется, река разольётся, улицу может затопить. Хозяевам с Култука велено было переселяться. На эти цели давали «подъёмные» деньги, но большинству семей не хотелось двигаться из родных насиженных мест. В Култуке дома ставили ещё прадеды. На крышах вырос толстый слой мха.

  Но куда денешься?.. Пришлось «сурановскому краю» ломать свой быт и переезжать. Некоторые далеко не подались, перебрались в свою же деревню на другие улицы. Часть семей переехала в Каменск, в Клюевку. Отец Геннадия Иннокентьевича купил дом в Селенгинске. Ему особенно не хотелось уезжать, потому что он только что отделился от родственников. Построил дом тут же, в Култуке. Семья три года успела в нём пожить. И вот на тебе – уезжайте…

  Вспомнить улицу детства, съездить на берег Шанталки Г.И. Суранов предложил жителям Степного Дворца П.А. Нечкину и А.И. Маслову. Алексею Иннокентьевичу Маслову скоро исполнится восемьдесят. Всё бы ничего, да недавно случился инсульт. После болезни ноги стали уже не те… Но в родной Култук он не смог не съездить. Да и ехать-то совсем недалеко.

  Пётр Алексеевич будет помоложе, ему 72 года. Он помнит, что перевезено было 14 больших домов и несколько домов меньшего размера. Жили в «сурановском краю» ещё семьи Кузенковых, Масловых, Нечкиных, Капустиных. Для интереса Пётр Алексеевич даже подсчитал, что в годы его молодости на их улице было шестьдесят ребятишек: «А сейчас по всей деревне шестьдесят детей не найдёшь…»

  Геннадий Иннокентьевич тихонечко вёл машину. И мужчины вспоминали. Вот здесь начинался их Култук. На берегу стояло мало домов. В основном все жили за дорогой. На повороте стояли дома прадедов Геннадия Иннокентьевича – Филиппа Евдокимовича и Лаврентия Евдокимовича Сурановых. Если прикинуть, это середина 19 века… И вот он – «сурановский край»: дома Иннокентия Ивановича, Ивана Ивановича, Игнатия Ивановича.

  В последнем доме в этом ряду жила Степанида Васильевна Суранова. И когда ребятишек спрашивали, где они купались, то в ответ звучало «За Степанидой!» За домом Степаниды Васильевны был брод. Вода тогда в реке была меньше, она хорошо прогревалась.

  С бабушкой Степанидой связано ещё одно воспоминание. Мужчины говорят, что во время их детства бабка Степанида была уже пожилой, «годистой», как тогда говорили. Всю зиму она из простых хлопчато-бумажных ниток вязала сети. А когда лёд сходил, и ребятня Култука выходила на реку на лодках, она просила мальчишек поставить её сети. Рыбы тогда было много, и за ночь в сети набивалось прилично сорожины.

  Деревенские сами себя в шутку называли «сорожьи окорока». Больно уж вкусной была рыбка: со сметаной на сковородке или «тулунчиком» в русской печке. Матери стряпали хлеб, а потом в печку кругляшом отправляли сорожку. Она запекалась, после чего с аппетитом съедалась.

  Вся жизнь ребятишек на улице была связана с рекой. Рыбачили все мальчишки. Зимой родители посылали их за льдом. Лёд таяли, воду использовали для питья. Обычно вода в Шанталке была желтоватой, скорее всего, от избытка железа. А когда замерзала, то лёд был чистым.

  Поставив на санки бочонки, взяв пешни, мальчишки шли на реку. А увезя груз домой, они возвращались и проводили на замёрзшей реке весь день. Лёд блестел на солнце. Углублениями была испещрена вся Шанталка, из них можно было делать пещеры, соединять между собой.

  …Сурановых было много. И чтобы понять, кто это, прибавляли к фамилии деревенское прозвище. Например, в роду Геннадия Иннокентьевича Сурановы были по прапрадеду – Евдокимовские. Было три Сурановых Иннокентия Ивановича. Чтобы их различать, в сельсовете писали римскими цифрами по старшинству. Иннокентий Иванович – I, II и III.

  Отец Геннадия Иннокентьевича был охотником. Ружьё у него даже лежало на лесах, когда он строил дом. Плотничает, а увидит уток – стреляет. До того, как отделиться, отец жил на этой же улице в доме на повороте вместе с братом Яковом. Сыновья Якова Николай, Андрей, Сергей родились в этом же доме. А став взрослыми, остались работать в родном селе.

  На этой же улице вырос и Алексей Иннокентьевич Маслов. Повестка в армию ему пришла осенью 1959 года. Из армии стал писать письма в своё же село – Галине Ипатовой. Так переписывались все три года. А пришёл домой – сыграли свадьбу на своей улице… И вот уже 56 лет вместе: дети, внуки, десять правнуков.

  Но теперь от жизни улицы лишь воспоминания. Нет Култука. Берег пуст. Остался только ветер – гнать волну на реке…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

3