Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 7 от 17.02.2022 г.

Цвет глаз имеет значение

Автор: Алёна ДМИТРИЕВА

Показания свидетеля Владислава Климова внимательно слушают обвиняемый Александр Попов и его адвокат Анна Скидан

Продолжается судебное следствие по делу о двойном убийстве, совершённом 19 лет назад.

Ещё один вынужденный перерыв в две с половиной недели закончился. Связан он был, прежде всего, с новыми правилами конвоирования: подсудимого Истомина, находящегося под стражей, этапировали в СИЗО г. Улан-Удэ на 10 дней. Этот небольшой в общем-то срок оброс выходными днями, вынужденными пропусками из-за занятости адвокатов и присяжных. Заседания возобновились в прошлый вторник, 8 февраля.

Сторона защиты продолжает представление доказательств. После допроса подсудимого Евгения Инкина суд выслушал двух свидетелей с его стороны – коллег по Селенгинскому отделению милиции. Дмитрий Ощепков работал в августе 2002 году оперативным дежурным, Алексей Михайлов – оперуполномоченным.

Оба они рассказали, что подсудимые Инкин, Истомин и Попов общались между собой только по работе. За руль единственного на тот момент рабочего УАЗика серебристого цвета мог сесть только водитель дежурной смены. Подсудимый Попов пришёл в отделение летом 2002 года. Свидетели отметили: вообще не видели его за рулём любого другого автомобиля. С погибшими девушками они не были знакомы, но знали их как жителей посёлка.

А вот Екатерину Пономарёву Дмитрий Ощепков видел в отделении милиции. По его словам, она приходила сама «с информацией» – и до убийства девушек, и после него. Но к кому конкретно – он не смог ответить.

Алексей Михайлов в 2002 году принимал участие в раскрытии этого дела. Он сказал, что Пономарёва в тот момент заявила, что была свидетелем убийства, но… В этот момент его прервала судья Оюна Баймеева, в который уже раз отметив, что ход расследования в суде присяжных не исследуется. Далее Михайлов пояснил, что в 2002 году вместе с городскими сотрудниками убойного отдела выезжал с Пономарёвой на «якобы место убийства на Мурашовке, но версия Пономарёвой не подтвердилась». И снова заработал замечание судьи.

И Ощепков, и Михайлов рассказали суду, что летом 2002 года Николай Кузьмин жил с женщиной-следователем из Селенгинского отделения (Пономарёва якобы знает об убийстве девушек с его слов. Суду она сообщила, что у них были близкие отношения). Михайлов общался с Кузьминым, они сидели в одном кабинете и пользовались одним сейфом. После трагической гибели Кузьмина сейф вскрывали комиссионно, и по словам Михайлова, в его ячейке были лишь дела оперативного учёта. (Напомним, отец Кузьмина завил в суде, что Николай хранил в сейфе собранные им вещдоки по убийству двух девушек).

8 февраля в суд вызвали ещё одного бывшего сотрудника органов – Владислава Климова, в 2002 году возглавлявшего Селенгинское отделение милиции. И снова присяжные услышали, что подсудимые между собой не дружили. Единственный УАЗик в отделении был закреплён за тремя водителями дежурных смен, Попов в их число не входил. Погибших девушек Климов не знал, Пономарёву в отделении ни разу не видел. Свидетель также выразил сомнение в том, что опер Кузьмин мог бы скрыть важную для расследования убийства информацию.

- Почему сегодня ваши сотрудники здесь находятся? Что вы на это можете сказать? — обратилась к Климову Светлана Патеюк. Вопрос был снят...

Заседание завершилось допросом подсудимого Александра Попова. Его обвиняют в попытке убийства Екатерины Пономарёвой. По версии следствия, Попов сидел за рулём автомобиля, на котором Пономарёву вывезли на берег Вилюйки и пытались утопить. Если верить Пономарёвой, он же её и спас – расстегнул ей наручники и сказал: «Беги!»

- Данное преступление я не совершал. Никого не похищал, не вывозил, не пытался утопить. Я не помню, что делал 8 октября 2002 года (якобы в этот день Пономарёву топили – авт.). Посмотрел по календарю, это был рабочий день. Предполагаю, что находился на работе. В 2002 году я закончил школу милиции, пришёл работать в Селенгинское отделение в конце августа. Стажёром никогда не был, пришёл офицером в звании лейтенанта на должность опера по незаконному обороту цветмета. У меня не было ни водительских прав, ни навыков вождения. Не было на тот момент разрешения иметь спецсредства – наручники, табельное оружие. Истомина я не знал, Инкина знал как работника отделения. Пономарёву никогда не видел. Водительское удостоверение и навыки вождения получил в 2003 году, когда отучился в автошколе в Селенгинске, — обратился к суду Александр Попов.

Ещё на заседаниях в декабре сторона обвинения оглашала присяжным протокол опознания. Пономарёва опознала Попова в том числе по карим глазам. Попов отметил, что у него серые глаза.

Попытались Андрей и Светлана Патеюк спросить про девушку, с которой на тот момент жил Попов, но суд отвёл эти вопросы как не относящиеся к делу.

Адвокат Анна Скидан продемонстрировала присяжным водительскую карточку из материалов уголовного дела: Александр Попов прошёл обучение на водителя категории «В», самоподготовка, выдана 10 апреля 2003 года.

- Александр Викторович, поясните суду. Вы только что заявили, что навыки вождения приобрели в Селенгинской автошколе. А вот в соответствии с водительской карточкой вы в школе не обучались и сдавали экзамены по самоподготовке, — обратился к Попову гособвинитель Игорь Акулов.

- Я учился. Могу даже назвать машину и инструктора, с которым занимался. Не знаю, почему так указано, — ответил Попов.

О заседаниях, прошедших на этой неделе, читайте в следующем номере «БО».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

102