Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 36 от 09.09.2021 г.

В Бурятии создается Общественный совет по проблемам байкальских территорий

Автор: Павел Игнатов

2013 год...

Добьемся ли смягчения запрета на вылов омуля?

В Кабанском, Прибайкальском, Баргузинском, Северо-Байкальском районах и городе Северобайкальске идёт сбор подписей под обращением к федеральным властям с просьбой смягчить действующие в Центральной экологической зоне Байкала запреты и ограничения. В Кабанском районе кампания стартовала 30 августа. В первые дни уже собрано около тысячи подписей, и время для выражения своей личной позиции ещё есть.

Эта акция стала одним из итогов «круглого стола», на котором обсуждались проблемы Центральной экологической зоны Байкальской природной территории. «Круглый стол» в Турке провёл глава Бурятии Алексей Цыденов. В нём участвовали представители Баргузинского, Кабанского и Прибайкальского районов.

По итогам дискуссии в Бурятии было решено создать Общественный совет по проблемам байкальских территорий – районов и поселений, находящихся в границах Центральной экологической зоны Байкала.

Совещательный орган объединит общественность четырёх районов и одного городского округа с общей численностью около 130 тысяч жителей. А также представителей профильных министерств и ведомств: минприроды, минимущества, минпромторга Бурятии, РАЛХ и других, в компетенции которых находятся вопросы, волнующие население байкальских территорий. Планируется привлекать к работе Общественного совета учёных-экологов, рыбоводов, предпринимателей.

Разумеется, совещательный орган займётся не только омулёвой проблематикой. В частности, есть проблема с использованием горелого леса для нужд населения и объектов социальной инфраструктуры. Как известно, нужно удалять горельник и сухостой из тайги, чтобы дать возможность расти молодому лесу. Увы, порой «зелёные» организации, многие члены которых никогда не бывали на берегах Байкала, сразу поднимают волну в СМИ о том, что якобы вырубаются «реликтовые леса». Лишь благодаря настойчивости региональной власти удалось добиться разрешения на рубки леса в границах поселений для строительства нового жилья и социальных объектов. Но этого людям явно недостаточно.

Правительство Бурятии и лично Алексей Цыденов многое делают для изменения природоохранного законодательства и нормативно-правовых актов в интересах населения Байкальских территорий. Например, разрешена первичная переработка древесины (производства с использованием химии по-прежнему под запретом, а вот пилить, ошкуривать, строгать дважды можно).

Однако ещё остаётся очень много острых вопросов. Взять те же границы колебания уровня Байкала. Ранее они допускались в границах 456-457 метров над уровнем моря, а сейчас расширены. В итоге восточное (бурятское) побережье озера в период многоводья будет подмываться и разрушаться. Нависла угроза над местами нагула омуля, над байкальскими косами и полуостровами.

Эти вопросы, конечно, хорошо известны всем, живущим у Байкала. Они хорошо известны и властям республики, которые всегда отстаивают интересы её жителей на федеральном уровне. Главная же задача Общественного совета по проблемам байкальских территорий – сделать так, чтобы власти в своей работе могли аргументировать свою позицию, ссылаясь на общественное мнение. Чёткая позиция гражданского общества – это серьёзный аргумент в любом споре. Вот что говорят по этому поводу известные в районе люди.

Дмитрий Маланов, юрист Кабанской районной больницы:

- Инициативы главы Бурятии Алексея Цыденова по смягчению ограничений в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории очень актуальны для жителей прибрежных территорий и всего Кабанского района. Возьмём тотальный запрет на лов омуля. Сейчас ситуация такая. Народ, живущий на берегу озера, ловить не может, но может смотреть, как омуля пожирают бакланы и нерпы. А теперь давайте посмотрим с другой стороны. Почему коренные малочисленные народы Севера имеют квоты, а другие жители побережья, чьи деды и отцы испокон веков ловили здесь рыбу, таких квот не имеют? Пусть действует запрет на промышленный лов омуля, но для себя дайте людям рыбу ловить.

В лес нельзя нашим жителям заходить. Дайте хоть горельник рубить. Где ещё народу работать? Промышленность есть только в Селенгинске и Каменске, а в деревнях района запустение. Корректировка законодательства о Центральной экологической зоне назрела. В нём только запретительная логика. Придумывают её в Москве те люди, которые не знают местных реалий. Вот и доходит до того, что кладбища нам нельзя расширять, дворовые туалеты строить не имеем права, производство вообще нельзя никакое организовать. Можно только туризм развивать, а у нас сезон – два летних месяца. Есть запреты – тогда платите людям компенсации за все «нельзя».

Много здесь таких наболевших тем. Хорошо, что глава Бурятии начал с ними разбираться. Народ уже на грани отчаяния.

Сергей Истомин, владелец районной фирмы такси «Селенга»:

- Ситуация у нас в районе парадоксальная: у озера живём без рыбы, у тайги живём без леса. Вот совсем свежий пример. Моим хорошим знакомым выделили участок для индивидуального жилищного строительства и лес для возведения дома. Деляна в таком месте, куда техника не пройдёт. Чтобы вытащить брёвна, надо тросы тянуть. Разве это дело? И горельник рубить нельзя. А с ним чего ждать? Когда вредители эти массивы обживут и двинутся на здоровый лес?

Смягчение режима ограничений в Центральной экологической зоне, которое предлагает глава Бурятии, давно назрело. Популяция омуля уже восстановилась, разрешите ловить его хотя бы для себя, и то люди благодарны будут. Для них это вопрос пополнения традиционного рациона, снижения нагрузки на семейные бюджеты. Ведь в деревнях живут небогато.

Пока у нас сплошные противоречия. За экологию боремся запретами для людей, а вопрос вывоза обычного мусора из Центральной экологической зоны решить не можем. Месяцами «ЭкоАльянс» не вывозит обычные коммунальные отходы. И ничего. Словно всё так и должно быть…

Вадим Тюгашев, председатель НКО «Рыбаки Байкала»:

- Мы начали сбор подписей под обращением с просьбой о смягчении введённого в 2018 году тотального запрета на лов байкальского омуля. По нашим оценкам, этот запрет исчерпал себя. Поголовье омуля уже очень большое, растёт поголовье нерпы. Мы живём у озера, мы это знаем.

Наши деды и отцы жили рыбной ловлей, а мы сейчас не можем даже выйти на воду. Ловить надо! Урон омулёвым запасам нанесли закидные невода, их нужно было запрещать, так как они губили молодь. А ставные невода никакого урона не наносят. Именно их использовали байкальские рыбацкие колхозы. Этого никто не учитывал, когда принимался тотальный запрет на лов. Получилось нечто похожее на борьбу с пьянством в 1986 году. Чтобы его победить, вырубили виноградники!

При этом совершенно неуместна аналогия с запретом на лов омуля в 70-х годах. В СССР не было безработицы, все оставались трудоустроенными. А что сейчас? Работы в прибайкальской зоне нет, люди пытаются выживать за счёт натурального хозяйства. Идёт отток населения из прибрежных сёл, мужчины уезжают работать на вахты, дети растут без отцов.

На круглом столе по проблемам прибайкальских территорий, который прошёл недавно в Турке, глава Бурятии предложил разрешить спортивную рыбалку – ловить омуля удочкой. Правильно. Начинать надо с малого. И двигаться вперёд. Запреты и ограничения на Байкале принимаются очень далеко от Байкала – в Москве, людьми, которые плохо знают суть наших проблем. А самое главное, запреты ввели без учёта нашего мнения. Это надо менять.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

25