Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

11.07.2021 15:56 Воскресенье
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 24 от 17.06.2021 г.

В Кабанском районе глава поселения разобрал чужой дом.

Автор: Алёна ДМИТРИЕВА.

От дома в Романово остались фундамент и разрушенная печь…

Эта история вполне могла быть рассказанной в эфире ток-шоу на федеральных каналах.

...В ней есть всё для этого – скандал с участием должностного лица, семейная драма и материальный ущерб…

В марте этого года Кабанский районный суд рассмотрел гражданское дело по иску прокурора района в интересах жительницы Иркутска Веры Кунгурцевой и её двоих несовершеннолетних детей к жителю Романово Антону (имя изменено, так как назвать настоящее имя ответчика не позволяют требования закона о персональных данных – ред.), бывшему гражданскому мужу Веры и отцу её дочери, о взыскании имущественного вреда.

…Они познакомились в Иркутске, стали жить вместе, родилась дочь. Но семейная жизнь не сложилась, и в 2010 году молодой человек вернулся в родное Романово, забрав дочку, которой на тот момент едва исполнился год.

Как рассказывает Вера, на протяжении двух лет она надеялась, что удастся сохранить семью,  уговаривала Антона вернуться в Иркутск и начать всё сначала. Но ничего не менялось. Забрать  дочь она не могла – дом, который достался ей от погибших в автокатастрофе  родителей, сгорел. 

Через какое-то время она встретила другого мужчину и родила сына.

С рождением второго  ребёнка у Веры появилось право на материнский капитал. Кто кого уговорил купить на эти деньги дом в Романово – Антон Веру или Вера Антона – каждый сейчас показывает друг на друга. Тем не менее сделка состоялась. Дом по улице Братьев Голубевых, 4, как раз напротив того, где жил Антон с дочерью и своими родителями, стал сначала Вериным, а позже, как требует закон, – и двух её детей. Дело в том, что Антон знал продавца дома – соседку и хорошую знакомую семьи, помогал ей оформить правоустанавливающие документы и нашёл в итоге покупателя – Веру. В феврале 2014 года она заключает договор целевого займа в ООО «Фортуна» и оформляет договор купли-продажи жилого дома и земельного участка с использованием заёмных средств. Сумма сделки – 429 408,50 рубля за дом и 10 тысяч рублей за земельный участок.

- Если честно – я тогда всё ещё на что-то надеялась, — признаётся Вера. — Все документы мы оформляли вместе, и в «Фортуну» меня привёл тоже он, так как ничего в вашем районе я не знала… Дом был небольшим – 45 квадратных метров, но добротным, с землёй, постройками – амбаром, гаражом, баней…

10 тысяч за земельный участок передавались продавцу в день оформления договора, остальная сумма – 429 408,5 рубля – в присутствии генерального директора ООО «Фортуна» весной 2014 года. До прошлого года ни одна из сторон сделки – ни продавец, ни покупатель – друг о друге не вспоминала. Вера с сыном всё это время жила в Иркутске, Антон с дочерью – в Романово. Он даже пообещал Вере присматривать за домом.

Летом прошлого года родители девочки решили, что она будет жить с матерью – в Иркутске больше возможностей для её развития. В июле Вера приехала в Романово и увидела, что купленного дома …нет! Осталась только груда кирпичей от печки. Оказалось, что Антон разобрал дом и сделал из него пристрой к дому родителей. А после того, как Вера уехала, разобрал и вывез баню…

Вера обратилась в прокуратуру: дом, купленный на средства материнского капитала и принадлежащий ей и её детям, исчез. Прокуратура района обратилась в суд в интересах Веры и её детей с иском о взыскании имущественного вреда в сумме 429 408 рублей – по 143 136 рублей каждому. 

На суде Антон заявил, что разобрал дом ещё в 2016 году якобы по разрешению Веры – он хотел пристроить комнату для дочери. Но подтвердить свои слова ничем не смог – Вера говорит, что такого разрешения ему не давала, да и не могла дать! По версии Антона, он сам рассчитался с продавцом за дом, и стоил он не 429 тысяч, а всего 70, что подтверждается распиской продавца. Якобы ещё весной 2014  года ему позвонила продавец и пожаловалась, что денег за дом так и не получила. А так как он знал её лично и договаривался о сделке, ему стало неудобно и он решил из собственных средств рассчитаться с продавцом, перечислив ей на счёт 70 тысяч рублей.

Антон рассказал суду, что дом был непригоден для проживания. Его адвокат при этом заявила, что ни много ни мало, но «действия истца по использованию средств материнского капитала повлекли её незаконное обогащение за счёт бюджетных средств, находящихся на счетах Пенсионного фонда РФ, в связи с чем были нарушены законные права и интересы Российской Федерации как собственника средств», и что Вера «приобрела непригодный для проживания жилой дом за меньшую сумму, в связи с чем исковые требования подлежат удовлетворению в размере 70 тысяч рублей». Сторона ответчика даже представила обоснование более низкой реальной цены дома от независимого эксперта.

Но ничего из сказанного Антоном и его адвокатом в судебном заседании не нашло подтверждения. По иронии судьбы, в 2014 году отец второго ребёнка Веры посчитал, что, купив дом, она просто обналичила материнский капитал. Он написал заявление в полицию. Тогда и продавец, и Антон подтвердили, что дом был в хорошем состоянии, стоил 429 тысяч рублей, и продавец получила всю эту сумму, претензий не имеет. Судья Александр Максимов допросил оперуполномоченного отдела экономической безопасности и противодействия коррупции ОМВД по Кабанскому району, проводившего тогда проверку, и он подтвердил в суде всё вышесказанное.

Сейчас Антон говорит, что тогда не хотел подставлять мать своей дочери – якобы девочка мечтала работать в правоохранительной системе: «А если мать – мошенница, это поставит крест на будущей карьере дочери». И сам при этом лжёт следователям и вывозит чужое имущество…

Суд критически отнёсся и к показаниям продавца – пожилой женщины, которая неоднократно меняла их даже в рамках одного заседания на противоположные. При этом она не скрывала, что находится в дружеских отношениях с матерью Антона. В суде также выяснилось, что расписку в получении от Антона 70 тысяч рублей за дом продавец написала по его просьбе «месяц назад», то есть когда проводилась доследственная проверка по заявлению Веры…

Детально суд исследовал экспертизу – обоснование более низкой реальной цены проданного дома и пришёл к выводу, что она не может быть доказательством, во-первых, ненадлежащего состояния дома, во-вторых, несоответствия его требованиям к жилым помещениям. Составленное в феврале 2021 года обоснование, когда самого дома уже не было, по мнению суда, «носит предположительный характер и внутренне противоречиво».

Зачем Антону рассчитываться за дом, который ему не принадлежит? И если Вера обналичила маткапитал, а за дом рассчитался Антон, то почему он ни разу не поинтересовался у Веры судьбой тех самых 429 тысяч и не просил вернуть 70 тысяч, якобы выплаченных им? Тем более что до 2020 года дочь жила с ним. И наконец, почему сначала не оформить покупку дома, а уже потом разбирать его?

 Объяснить действия Антона, разобравшего чужой дом якобы с устного согласия Веры, неграмотностью или непониманием, что этим самым он нарушает чужие права, – нельзя. У него высшее образование, более того, на тот момент он работал специалистом в администрации поселения, а затем был избран его главой…

Кабанский районный суд удовлетворил исковое заявление прокурора. 26 мая судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия оставила решение без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Следственным отделом в отношении Антона возбуждено уголовное дело по ст. 158 «Кража» УК РФ по факту хищения жилого дома.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

676