Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

19.05.2021 13:37 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 06.05.2021 г.

Дойдёт ли до суда дело о ДТП с летальным исходом, случившееся на федеральной трассе у Брянска в декабре 2020-го?

Автор: Екатерина ВОКИНА.

В тот зимний вечер Фёдор Владимирович Нечкин возвращался с работы домой. 43 года он ходил с ЦКК в Брянск пешком по этой тропинке, мимо тополей, через федеральную трассу...

То место жители Брянска так и называют – «тополя». Тогда там ещё не было светофора – его установили после гибели Фёдора…

НЕ ДОЖДАЛИСЬ...

28 января 2020 года он работал в дневную смену. Как обычно, часов в пять вечера с работы позвонил дочери. С тех пор, как умерла его жена Валентина, дочь Татьяна с зятем Александром построили дом рядом с родительским. Так семья Трифоновых переехала в него, чтобы быть поближе к отцу и деду. Чтобы ему не было одиноко без жены, с которой они прожили долгие годы...

Татьяна с казала отцу, что растопила в родительском доме печь, пусть не спешит, дома уже тепло. Позвала на ужин. Он спросил, купила ли она ребятишкам гостинцы от его имени – он не любил приходить к внукам с пустыми руками. С работы он вышел в 19 часов, а уже в 19.10 мужу дочери позвонили знакомые сотрудники ГИБДД: «Твоего тестя сбили в «тополях».

Татьяна почему-то сразу поняла, о чём идёт речь. В один миг с мужем собрались ехать туда. Она хотела взять с собой паспорт, спросила, какие ещё нужны документы, но сотрудник ГИБДДответил, что ничего не нужно. И тут она поняла: папы нет в живых, если уже не требуются никакие документы...

Из того, что было потом, она помнит, как приехали на место ДТП. На обочине стояли люди – жители Брянска. Одни утирали слёзы, другие горестно вздыхали. 63-летнего Фёдора Владимировича, жившего в деревне с самого рождения, знали все. Дочка сразу увидела, что тело отца лежит далеко, метров в 20-30 от пешеходного перехода в сторону вокзала и метрах в трёх от автомобиля. Какой же силы был удар, если тело, провезённое метров 20 на капоте, ещё на такое расстояние отбросило от автомобиля?

Возле незнакомой «Тойоты» стоял человек, который сбил – нет, убил её отца. Рядом стояла женщина. Как выяснилось позже, это была его мать. Они ехали из Иркутска. Татьяна сразу обратила внимание, что водитель был в очках. Значит, проблемы со зрением, — отметила она про себя, — но тогда зачем так быстро ездить? Позже выяснилось, что он работает в Иркутске и часто ездит к родителям в Улан-Удэ. А ведь со зрением минус три за рулём шутки плохи…

Тут подъехал его отец, живущий в Улан-Удэ. Видимо, как только случилось ДТП, он тут же позвонил и попросил самого близкого родственника приехать. И тот не замедлил с приездом. Позже этот факт найдёт возможное объяснение.

В том, что Фёдор шёл именно через пешеходный переход, сомневаться не приходится. Просто-напросто пересекать трассу больше негде: к пешеходному переходу со стороны ЦКК ведёт неширокая тропинка, справа и слева от неё по всей обочине дороги – высокие сугробы. Перелезать через них абсолютно невозможно, да и незачем.

СЛЕДСТВИЕ ВЕЛИ ЗНАТОКИ?..

- Сотрудники полиции долго снимали показания, приехала следственная группа. Остановили движение, что-то там чертили. Муж обменялся телефонами с водителем, — вспоминает Татьяна. — Подходил его отец, пытался просить прощения. Я плохо эти моменты помню, всё было как в тумане. Ни с кем не разговаривала. Папу увезли в морг, мы поехали домой. Это было в понедельник. А в среду они нам позвонили и сказали,  что хотят подъехать. Приехав, виновник ДТП извинился:  дескать, вообще не представляет, как с этим будет жить, ведь он папу не увидел. И поступит только по закону, никак иначе: что по нему решат, то и будет выполнять.

Они оказали дочери погибшего материальную помощь и уехали. Фёдора Владимировича схоронили на местном кладбище. Для дочери потянулись невесёлые дни ожидания. Она ждала, что её как положено будут вызывать к следователю, может быть, дополнительно опрашивать, знакомить с ходом дела. Но время шло, а о ней как будто забыли.

Оказывается, 30 января было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса – нарушение правил дорожного движения, повлёкшее по неосторожности смерть человека.

На первых опросах водитель уверял, что не заметил сам момент наезда. Его ослепила проезжавшая фура, и упавшее на капот тело он воспринял как груз, упавший со встречной машины.

Под конец февраля Татьяна, не вытерпев, сама взялась узнавать, как продвигается дело. Ей сообщили, что оно находится у следователя В. Но почему её не вызывают, не признают потерпевшей?

Следователь удивился:

- Вы – потерпевшая? Перед вами же извинились! Видимо, он надеялся на примирение сторон.

- А вы простили бы такое, если бы перед вами извинились? – с горечью спросила она, на что получила ответ:

- Ну конечно, вы же не были в его ситуации.

- А он был в моей? – задала она вопрос сотруднику полиции, который, кажется, больше жалел того, кто совершил смертельный наезд на её отца.

Сейчас этот сотрудник уже переведён в другое подразделение.

Тянул он и с ознакомлением Татьяны с результатами судмедэкспертизы. На её звонки отвечал, что заключения ещё нет. Выждав все сроки, она сама поехала к судмедэксперту, где ей показали расписку В. о том, что документ им получен. Но и после этого он отговаривался, что ничего не получал. И только после настойчивых требований Татьяны показать заключение он как бы случайно обнаружил его в папке с делом.

После этого снова наступила тишина. Татьяну опять никто не извещал, продляется ли следствие, что удалось выяснить. И тогда она написала жалобу в Улан- Удэ, где просила поменять следователя. Жалоба была удовлетворена, следователем поставили женщину.

Вопреки показаниям виновного, что 28 января был ветер, гололёд, она запросила метеосводку, которая и подтвердила хорошую погоду. Но потом следователь ушла в отпуск. А перед этим извинилась перед Татьяной за то, что отказывается от их дела. Почему?

- Мне говорили, что отец водителя раньше работал в полиции. Может, поэтому всё затягивалось? — предполагает Татьяна.

Прошёл год, но дело не двигалось. В январе 2021 года решили проводить следственный эксперимент. Выбрали приближенные условия: выключили светофоры, дождались 19 часов. Но виновник ДТП был уже на новом автомобиле, пострадавшего изображал его отец, похожий по комплекции на погибшего Фёдора Нечкина.

И тут водитель заявил, что погибший находился не на пешеходном переходе, а в трёх-четырёх метрах от него. Он же увидел его метрах в 12-ти до столкновения. Но если всё же увидел, почему не тормозил? Ни сантиметра тормозного пути в деле не указано.

Выходит, что эксперимент проводился со слов водителя? К тому же он был с адвокатом, на вопросы о конкретных обстоятельствах ДТП отвечать отказывался, ссылаясь на Конституцию.

И это сработало!

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Позднее Татьяна узнала, что дело передано другому следователю, прикомандированному из Улан-Удэ в связи с нехваткой кадров в Кабанском отделе. Он вынес постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления: следствию не  представилось возможным доказать виновность водителя. Когда он знакомил Татьяну с постановлением, спросил:

- А ваш отец был трезвым в момент ДТП?

Вопрос вызвал у дочери шок, а затем убеждение, что следователь даже не знакомился с делом, ведь там были результаты экспертиз с однозначными выводами о трезвости отца.

И тогда дочь решила писать жалобу в прокуратуру об отмене прекращения дела. Зампрокурора Алексей Глотов жалобу на волокиту и бездействие следователей удовлетворил. Он установил, что срок по делу не раз продлевался по одним и тем же основаниям, объём следственных действий произведён минимальный, а обстоятельства ДТП в полной мере не установлены.

Полмесяца назад Татьяне позвонил тот же городской следователь и сообщил, что дело возвращено на доследование... ему же.

На доследование дан месяц. Прошла уже половина этого срока, но ничего не поменялось. Начальник  Следственного отдела ОМВД России по Кабанскому району Анна Афанасьева пояснила, что следователь является сотрудником специализированного подразделения по расследованию именно ДТП. Он очень грамотный, во всём разберётся. Никто и не спорит по поводу его грамотности. А вот по поводу конкретного расследования есть сомнения. Если он уже однажды прекратил дело, то где гарантия, что после его возобновления доведёт его до суда?

...Татьяна, сама того не замечая, говорит об отце в настоящем времени: «работает», «приходит». Ей до сих пор не верится, что родного человека лишили жизни, и  его нет рядом. Никогда он уже не принесёт им гостинцы, не скажет ласкового или наставительного отцовского слова.

И неужели за это никто не ответит?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

648