Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48 от 08.12.2021 г.

Омулёвый вопрос

Автор: Виталий Попов

Когда отменят запрет на вылов омуля?

На прошлой неделе в Народном Хурале прошло второе в 2021 году расширенное заседание, посвящённое развитию рыбохозяйственной отрасли Бурятии. При подготовке к нему депутаты провели три выездных совещания на рыбопромышленных предприятиях Еравнинского, Иволгинского и Кабанского районов.

Руководитель Байкальского филиала ВНИРО Владимир Петерфельд отметил, что в 2021 году сотрудники ВНИРО совместно с Российской академией наук при помощи современной гидроакустической аппаратуры провели колоссальные исследования Селенгинского мелководья и северной части Байкала. Места эти выбраны потому, что до 90 процентов промыслового запаса омуля формируется именно там.

- Омуль по-прежнему находится на склонах, в ямах – ничего не изменилось, — сообщил Владимир Августович. — Его расчётная биомасса на Селенгинском мелководье не превышает 4000 тонн, а на севере Байкала – около 1000 тонн. По сравнению с 1995 годом, когда в последний раз проводилось аналогичное крупное исследование, рыбы стало в два раза меньше. Несколько обнадёживают мысли, что полученные данные не точны…

Помимо ультрасовременной техники учёные воспользовались и «дедовским» способом – отловом закидными неводами, столь нелюбимым местным населением. Отказаться от этой методики учёные не могут, потому как без контрольных уловов невозможно добыть хороший биоматериал. В этом году на вскрытие было выловлено около 38 тысяч омулей. Из них отобрали 3-4 центнера, а остальную рыбу в живом виде выпустили обратно. Оставшиеся образцы, утверждает Владимир Петерфельд, после анализа были уничтожены, как того требует законодательство.

Он также отметил, что благодаря введённому запрету на добычу байкальского омуля всё больше заметно, как его стадо пополняется новым «урожайным» поколением. Особенно это видно в северной части Байкала, где до 35 процентов рыбного стада состоит из нового продуктивного поколения. Растёт и численность омулёвых личинок. На момент исследований в реках Посольского сора и в Селенге насчитывалось более двух триллионов производителей. Рыбные запасы стали пополняться, и в сравнении с 2017 годом омуля стало больше на 60 процентов.

- При условии сохранения существующих мер можно будет говорить о возобновлении промышленного вылова байкальского омуля, — подвёл итог Владимир Петерфельд.

Помимо рыбных запасов обсудили и факторы, влияющие на его пополнение: браконьеров, нерпу, баклана…

С помощью современных беспилотных аппаратов учёные в этом году произвели подсчёт нерпы на всей акватории Байкала. Выяснилось, что численность её не превышает 32 тысячи особей. Поскольку приплод нерпы традиционен, а рыбные запасы стабильны, стало ясно, что беспокоиться о её размножении не стоит. Чего не скажешь о бакланах…

Напомним: изначально сотрудники БГУ уверяли, что популяция этой птицы в регулировании не нуждается. Но когда на это заявление посыпались упрёки и возмущения, учёные подкорректировали свои исследования и стали говорить противоположное: размножение бакланов необходимо регулировать.

По новым (или старым) данным сейчас в прибрежной зоне Байкала обитают примерно 30-35 тысяч бакланов. Практически все они кормятся на реке Селенге, где каждый пернатый хищник за год съедает 1,3 – 2,7 тонны рыбы. И это без учёта того, сколько рыбы бакланы калечат, отрыгивают и т.п.

Учитывая нагрузку на водные биоресурсы, учёные пришли к выводу, что численность бакланов нужно ежегодно сокращать на две – три тысячи особей. Наверняка многие будут рады такому решению, но, как сказал председатель комитета НХ по аграрной политике Дмитрий Швецов, это всего лишь первый шаг на пути к решению данной проблемы. Теперь предстоит определить, как будет вестись регулирование, кто этим будет заниматься и где взять на это деньги…

Представителей нашего района, заместителя руководителя райадминистрации Геннадия Осетрова и депутата НХ Валерия Кочнева, больше интересовали другие не менее важные вопросы – когда конкретно возобновится промысловая добыча омуля, и стоит ли рассмотреть возможность строительства ещё одного рыбоводного завода, чтобы скорее нарастить омулёвое стадо.

Увы, но конкретной даты разрешения на рыбалку так и не прозвучало. Ясно лишь, что количество омулей и его личинок должно превысить отметки в два миллиона, а общая биомасса эндемика перевалить за 10 тысяч тонн – это минимальный порог, при котором возможна отмена запрета на вылов.

При этом строительство дополнительного завода учёные считают излишним, поскольку рыбоводные предприятия открываются исключительно с целью компенсировать антропогенное воздействие человека.

Сразу же возник другой вопрос: что делать рыболовецким предприятиям Кабанского района? Из-за того, что зимний промысел теперь проводится строго на отведённых участках, где, как правило, рыбы либо вообще нет, либо ничтожно мало, рыбаки стали массово покидать предприятия. На сегодняшний день в СПК «Ранжуровский» из 36 человек остался один председатель, а в СПК «Кабанский рыбозавод», где работало 120 человек, штат сократился до 20. Чтобы уберечь предприятия от полного разорения, нужно срочно пересмотреть условия зимней рыбалки и предоставления субсидий, чтобы руководители могли получать деньги перед, а не после выплаты заработной платы и налогов, как это сейчас происходит.

Министр сельского хозяйства Галсан Дареев на эти предложения ответил:

- Любое рыбохозяйственное предприятие может подать заявку, и мы предоставим другой участок. В республике их достаточно. А чтобы выжить, рыбакам нужно начинать с себя, с менеджмента, искать другие подходы к управлению хозяйством…

Пересматривать условия субсидирования министр тоже не захотел, сославшись на Бюджетный кодекс. Но председатель совещания Дмитрий Швецов не отступал:

- Кабанцы никогда не поедут рыбачить в другие районы Бурятии. И раз уж предложения пересмотреть условия работы и субсидирования поступают от практиков – самих рыбаков – нужно заняться этим вопросом.

Не осталось без внимания и состояние водных объектов. Валерий Кочнев озаботился вопросом, почему сор на Байкальском Прибое, Култушной зарастает водорослями? Ведь эта местность является и туристическим объектом, и нерестовой зоной.

Деградировал сор и со стороны Посольского, на что обратил внимание Геннадий Осетров. В своё время этот залив тоже считался рыбохозяйственным объектом, туда даже сазанов на разведение завезли из Амура, а сейчас эта рыба ушла в водоёмы Баргузинского, Северобайкальского районов, иногда попадается в заливе Провал.

На этот счёт начальник отдела регулирования рыболовства и аквакультуры Ангаро-Байкальского территориального управления Людмила Стерлягова сообщила, что в текущем году они не получили ни одного заявления на удаление водорослей, мусора, углубления дна… А так как работа эта проводится исключительно по заявкам, возник вопрос, кто должен их оформлять. Дмитрий Швецов по этому поводу отметил, что комитет по аграрной политике уже внёс предложение в минсельхоз создать подразделение, которое целенаправленно будет заниматься проблемами рыбной отрасли, в том числе решать задачи мелиорации водоёмов. И было бы неплохо создать республиканскую госпрограмму по поддержке и развитию рыбохозяйственной отрасли.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

126