Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 51 от 30.12.2021 г.

Свидетели обвинения

Автор: Алёна Дмитриева

Допрос потерпевшего Андрея Патеюка. Гособвинитель Игорь Акулов демонстрирует присяжным схему места обнаружения погибших

Продолжается судебное следствие по делу об убийстве 19-летней давности

Напомним: заседание 14 декабря началось с оглашения присяжным протокола допроса потерпевшей Пономарёвой от 7 августа 2020 года, на чём настаивала сторона защиты.

Адвокат Вишневский, зачитывая показания Екатерины, озвучил фамилию ещё одного возможного участника событий той страшной ночи – Казадаев. Судья Оюна Баймеева попросила не принимать её во внимание «как не имеющую отношения к делу, так как дело рассматривается в отношении конкретных лиц, представших перед судом».

Подсудимый Евгений Инкин спросил Пономарёву, сколько всё-таки было человек в ту ночь? Она ответила, что со слов Кузьмина, было пять человек, считая его и убитых девушек, но пофамильно их не перечислила – в этот момент вмешался гособвинитель Игорь Акулов и сказал, что ответы на все эти вопросы получены во время допроса Пономарёвой. Защита настаивала – «вопросы задаются потому, что вновь оглашённые показания противоречат данным ранее».

- В оглашённом протоколе допроса отсутствует фамилия Инкин. Он был в тот момент на месте? — продолжила адвокат Евгения Инкина Ольга Коренева.

- Да, был, — последовал ответ.

- Почему вы его 7 августа не назвали? — спросила адвокат, и этот вопрос сняли как процедурный и попросили присяжных не принимать его во внимание.

- Екатерина Николаевна, вы настаиваете на своих показаниях, которые вы дали суду в прошлом судебном заседании? — спросила потерпевшую судья.

- Да, — ответила она.

Далее суд допросил родителей погибшей Екатерины Патеюк. Свою дочь в последний раз Андрей Патеюк видел 7 или 8 августа, Светлана Патеюк – 9 августа (8 августа Катя отпросилась к Жене на дачу с ночевой и ушла из дома 9 августа под вечер). Екатерина, по их словам, была самостоятельной. Накануне исчезновения она прошла медосмотр и собиралась устраиваться на работу – родители так и подумали: уехала, работает. Тревогу забили числа 15-16 августа, когда к родителям Екатерины Патеюк обратились родители Евгении Шекуновой. Оказалось, что Женя тоже пропала, и в последний раз девушки уходили вместе. Стало особенно тревожно, когда родители Кати нашли дома её санитарную книжку и паспорт – значит, ни о какой работе не могло быть и речи…

Шекуновы подали заявление в милицию на розыск. А вечером 26 августа Шекуновых и Патеюк вызвали в Кабанск на опознание.

- Опознал дочь только по личным вещам: по часам с маленьким браслетиком, вязаной кофте, джинсам, — отвечал Андрей Патеюк.

- Ваша дочь общалась с Пономарёвой? — спросила гособвинитель Анастасия Сергеева.

- Не знаю, были ли они подругами. Но они общались.

- От родственников Пономарёвой вам какая-то информация поступала относительно того, кто причастен к гибели вашей дочери?

- Года 4-5 назад мать Пономарёвой говорила, что Истомин, Инкин и Казадаев причастны, и что ей об этом рассказывала дочь. Откуда дочери это известно – она не говорила.

Спустя день-два после опознания отцы убитых девушек побывали на месте, где их нашли. И отвечая на вопросы адвокатов, Андрей Патеюк отметил, что следов распития спиртного там не было, место это труднодоступное, неподходящее для отдыха.

Далее допросили свидетеля Елену Пономарёву, мать потерпевшей Екатерины Пономарёвой. Конкретики в её показаниях было немного: она мало что помнит, её дочь Екатерина вернулась утром напуганная и сказала, что «девок убили», ничего у Кати об этом не спрашивала, в милицию не сообщала. В октябре Екатерину увозил Инкин на милицейском УАЗике, как будто на допрос. Приезжали двое, был «ещё парень за рулём». А потом её дочь пришла вся мокрая и сказала, что её Инкин топил, а зачем – «чтобы устранить свидетеля». Елена Пономарёва также подтвердила, что рассказывала Андрею Патеюку – «так, в кругу посидели, поговорили», что знает со слов дочери, что к убийству причастны «Инкин и Истомин». Правда, когда ей начал задавать вопросы подсудимый Инкин, она его не узнала…

Из-за «существенных противоречий» гособвинитель огласил присяжным протокол допроса Елены Пономарёвой от 6 декабря 2019 года. Из него следует, что в один из дней августа 2002 года её дочь вечером уходила гулять, вернулась утром и сказала, что её чуть не убили. Инкин и Казадаев, был ещё третий, фамилию она не запомнила, вместе с погибшими девушками распивали спиртное, её дочь Катя убежала оттуда. Не помнит, что Катя рассказывала. А в октябре 2002 года она видела подъехавший милицейский УАЗик, выходящих из дома Инкина и Катю. Инкин сказал ей, что повёз Катю в отделение. На наручники у Кати не обратила внимания. Через два-три часа Катя пришла мокрая, испуганная и рассказала, как её топили на Вилюйке…

- Елена Савватеевна, вы настаиваете на тех показаниях, которые дали суду? — спросила свидетеля судья.

- Настаиваю, — ответила Пономарёва.

Суд допросил свидетеля Евгения Коркина. Нужно пояснить, что трупы убитых девушек нашли благодаря анонимному письму, поступившему в Кабанский РОВД 26 августа 2002 года. К письму была приложена подробная схема проезда к месту захоронения тел. Оказалось, житель Береговой Котов в августе 2002 года рассказал Коркину, в то время сотруднику милиции, о страшной находке, на что Коркин посоветовал ему обратиться в милицию. И якобы в тот же день в ОВД пришло анонимное письмо. Осталось непонятным, почему Коркин сразу не сообщил следователям, что знает возможного автора письма. Год потребовался, чтобы его найти!

Присяжным огласили протоколы допроса жителей Береговой, ныне покойных Котова и Черных от 5 июня 2003 года. Оказалось, что 12 августа 2002 года Черных рассказал Котову, что в районе ЛЭП из земли торчит человеческая нога. Котов ответил, что надо заявить в милицию, но Черных не захотел связываться…

На следующее заседание, 16 декабря, потерпевшая Екатерина Пономарёва не явилась. По причине неявки свидетелей заседание закончилось до обеда. Суд допросил потерпевшую Ольгу Шекунову, маму погибшей Евгении, и свидетеля Ксению Григорьеву, её младшую сестру.

Ольга Викторовна рассказала, что в последний раз видела Женю вечером 9 августа. Родители оставались ночевать на даче, и Ольга Викторовна договорилась с Женей, что она никуда не пойдёт вечером, будет ночевать дома с младшей сестрой. Утром 10 августа Шекуновы вернулись с дачи и оказалось, что Женя не ночевала дома. Поиски своими силами результата не дали, родители подали заявление в милицию…

Ксения Григорьева рассказала, что Женя и Катя вечером 9 августа 2002 года были у них дома, и поздно вечером Женя пошла проводить Катю. Больше девушек никто не видел…

Судебное следствие продолжится в новом году.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

348