Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

14.01.2021 13:41 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 2 от 14.01.2021 г.

Как выживаешь, Жилино?

Автор: Екатерина ВОКИНА.

Это небольшое село Красноярского поселения расположено между Романово и Новой Деревней, на берегу реки Селенги. В шутку раньше его называли «Портовый город Жилино».

Это небольшое село Красноярского поселения расположено между Романово и Новой Деревней, на берегу реки Селенги. В шутку раньше его называли «Портовый город Жилино» – по реке ходили суда, делая здесь остановки. Наверное, поэтому местный культурно-досуговый центр носит морское название «Гавань». Как в песне: «К нам в гавань заходили корабли…»

Привольно раскинулись вдоль Селенги 83 двора, а когда-то было более 300. Сейчас почти половина домов стоит с закрытыми ставнями, неразметёнными дорожками. В них никто не живёт. Однако село не выглядит заброшенным или неопрятным. Дома в основном более-менее ухоженные, часть из них недавно покрашена. Из 179 зарегистрированных жителей по факту в селе проживают около 120, из них 28 детей – неплохой показатель для такого маленького села. А из 40 учащихся Красноярской школы, где учатся дети из четырёх сёл поселения, 17 жилинских.

А бывало, что в каждом из 300 домов росло по три-четыре ребёнка. Как и многие другие деревни, знавало Жилино лучшие времена. О них рассказывается в фильме «Труд, ушедший в небытие» – именно трудовыми традициями славилось раньше село. Фильм создал ТОС под руководством заведующей КДЦ «Гавань» Юлии Гурулёвой.

Образовалось село в начале XVIII века. В те годы из Кабанского острога за какую-то провинность казака Жилина и хорунжего Юрьева перевезли на лодке через реку и высадили на косу на Малых Межах. Казаки не растерялись, нашли себе подруг и пошла расти деревня Жилино, с бунтарским духом да вольными мыслями, но в целом законопослушная. Народ здешний нежно любит свою малую родину.

Улицы названы в честь предков. Юрьевская – по фамилии того самого хорунжего; Карымовская – от слова «карымы» (метисы), потому что казак Жилин женился на бурятке и народились у них дети-метисы; центральная улица Конева – в честь Героя социалистического труда Натальи Ефимовны Коневой. До сих пор в селе жива память о них. Как и о десятках других – ушедших на фронт и трудившихся на этой земле во время войны и после неё.

С полной самоотдачей трудились предки нынешних сельчан в колхозе им. Ленина под председательством Трофима Дорофеевича Сычёва. На ферме при зоотехнике Василии Петровиче Бочкарёве поголовье свиней доходило до 7 тысяч. Свинарки Александра Ивановна Оскорбина и Соломонида Будовановна Жилина были награждены орденами Ленина, Анна Яковлевна Вторушина – орденом Трудового Красного Знамени. Многие колхозники и колхозницы были удостоены высоких государственных наград. Позже здесь получило развитие коневодство. Среди трёх отделений совхоза «Шергинский» Жилинское было самым передовым.

Но канули в прошлое совхозы и фермы. Местное население могла бы кормить река, да сегодня к ней подобраться не просто. В нерест даже думать не смей подойти близко к берегу, а он длится май, июнь, август, сентябрь, октябрь, часть ноября. Как выживать? Своим хозяйством. Но и это сегодня ставится под вопрос. На словах государство вроде бы помогает развитию подсобных хозяйств, а на деле одной рукой даёт, другой отбирает.

За последний год в селе закрылось несколько крестьянско-фермерских хозяйств, осталось всего одно. Было, например, КФХ у Светланы Вторушиной. Но содержать его стало совсем невыгодно. Дотации дают только при условии прироста. Каждый год фермер обязан увеличивать число голов и надои молока в своём хозяйстве. На этот прирост и выделяют дотации. Если голов КРС и литров молока не становится больше, ничего не получишь. Но это же нереально – каждый год увеличивать поголовье. Пришлось Вторушиным закрыть КФХ.

Приёмщики закупают молоко совсем дёшево: по 20 рублей за литр, да и эти деньги постоянно задерживают. Налоги и взносы всё растут. Было 20 тысяч в год, потом 28, далее 32, в прошлом году нужно было уплатить уже 36 тысяч, а нынче – 41 тысячу рублей. И платить вовремя, Пенсионный фонд и ФНС ждать не будут.

Но откуда так быстро фермеру взять деньги? Процесс производства продукции у него длительный. Скотину надо вырастить и уж только потом получить прибыль.

- Сельское хозяйство поддержать просто, — считает глава МО СП «Красноярское» Артём Назаров. – Не надо давать больших денег, достаточно сделать доступными цену на технику, чтобы её мог приобрести не только фермер, но и глава личного подсобного хозяйства. Хотя бы мелкую импортную технику, раз своей не производим. И чтобы цена на горюче-смазочные материалы была доступной. А для КФХ снизить страховые взносы. У нас же не успеет фермер зарегистрироваться – уже плати за каждую голову КРС, за землю, плюс расходы на технику, запчасти, ГСМ – всё это достаточно накладно. Около 60 процентов аграрного сектора занимают личные подсобные хозяйства, а где для них поддержка?

Сегодня самый маленький китайский тракторишка стоит не менее 300 тысяч. С реализации одной головы КРС хозяин имеет 40-50 тысяч. Сколько же надо забить скота, чтобы купить хотя бы одну единицу техники? Всё это не способствует развитию фермерства. Вот и оставшийся единственный в селе фермер Владимир Хлызов после поездки в Кабанск для уплаты взносов и налогов подумывает сворачивать своё фермерское хозяйство.

- Как, вы говорите, будет называться ваша статья? — встретил он нас на бывшей жилинской «бригаде», которую арендовал под КФХ. — «Как выживаешь, село?» Нет, назовите «Как доживаешь, село?», потому что деревня нынче на коленях, и выжить в ней совсем непросто. Как сегодня на селе подняться? Тут с навозом, оказывается, такая заваруха! Мы думали, налоги на него начнут собирать ещё не скоро, а мне в Кабанске сказали, чтобы я чуть ли уже не сегодня начинал строить цементированную яму и готовился платить десятки тысяч налогов. Плюс ужесточили меры по вредному воздействию на окружающую среду. Говорят: поскольку ты фермер, будешь за дым из своей печи платить. Я спрашиваю: а остальные трубы не дымят? Отвечают: «Не дымят»…

Он не просит помощи у государства – лишь бы не мешало! Гранты и программы поддержки КФХ вроде есть, но не успеешь деньги получить, уже надо отдавать обратно. Что хочет государство: развивать аграрный сектор или вернуть свои деньги? На селе с этими программами не будет развития. При такой политике лет через 80 села не станет. И это ещё при условии, что в нём останется хоть немного нынешней молодёжи. «Если государство не вникнет в жизнь малых сёл, перспективы не будет», — считают здесь, и не только. Такую точку зрения в последнее время приходится слышать всё чаще.

Никто не учит сельские кадры. Уйдут последние специалисты, и оставшиеся сельхозпредприятия развалятся сами собой. Раньше отцы передавали знания и профессии детям, а сейчас стараются отправить детей в города, потому что, считают они, в селе делать нечего.

И всё же многих тянет на родную землю, а единицы бросают всё в городах и возвращаются…

Владимир Хлызов подумывает сворачивать КФХ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

500