Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

04.06.2020 13:18 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск № 23 от 03.06.2020 г.

В инфекционном отделении Селенгинской больницы с 10 мая развёрнут ковидный госпиталь

Автор: Алёна ДМИТРИЕВА.

Врач Оксана Суранова проводит осмотр.

Медперсонал работает в полной изоляции — обычная жизнь для них под запретом. 

С 10 мая в инфекционном отделении Селенгинской больницы развёрнут ковидный госпиталь. Медперсонал живёт и работает в полной изоляции: 6 часов в отделении и 12 часов в общежитии медколледжа – и так каждый из 26 дней… Обычная жизнь для них под запретом.

Отделение разделено на три зоны. «Чистая» – небольшая комната, где медики одевают СИЗы – защитные костюмы. Санпропускник – «условно грязная» зона, где они их снимают, выходя из отделения. «Грязная» – всё остальное: пост, процедурный кабинет, ординаторская, мельцеровские боксы, где лежат больные с подтверждённым COVID-19 и «подозрительные» – так здесь называют контактных и вернувшихся из неблагополучных регионов с симптомами ОРВИ в ожидании результатов теста на коронавирус. Надо сказать, что инфекционное отделение Селенгинской больницы – одно из немногих в республике с такими палатами.

Постоянно в отделении находятся медсестра и младшая медсестра – дежурная смена, в течение дня – врач. В ковидном госпитале заняты чуть больше половины медиков «инфекционки».

«Все, кто сейчас работает, согласились без колебаний. Ситуация нарастала – сначала в стране, потом в республике. В конце апреля появился первый заболевший в районе. Мы морально были готовы к тому, что у нас откроется ковидное отделение. Это был вопрос времени. Конечно, непросто всё: у девчонок маленькие дети, семьи…» — рассказывает врач-инфекционист О.М. Суранова.

Смена начинается с надевания защитного костюма. Это широкий прорезиненный снаружи комбинезон с капюшоном. Внутри – материал, похожий на акрил, только плотнее. Маска, респиратор, защитные очки, перчатки. Человек в таком облачении герметично запакован. И так шесть часов – ни поесть, ни попить, ни в туалет сходить. Процедура надевания не сложная, но требует навыков и соблюдения определённой последовательности. Как и обратный процесс. Всё, что сняли, замачивается в отдельных ёмкостях с дезраствором.

«Нам помогло то, что мы работаем в СИЗах с февраля, когда к нам начали поступать «подозрительные» больные. В отделении узнаём друг друга по походке, комплекции, росту. Даже пациенты со временем начинают разбираться, кто зашёл – врач или сёстры. Конечно, если жарко или много работы, например, дезинфекция палат после выписки, выходим мокрые, как мыши», — рассказывают медики.

В «грязной» зоне запрещено всё, даже телефоны. Только врач постоянно должен быть на связи. О.М. Суранова берёт его с собой, упаковав предварительно в герметичный зип-пакет, который после выхода буквально заливается дезраствором…

С начала работы здесь пролечились и выписались с выздоровлением 10 человек. Госпитализация с ковидом длительная – минимум 14 дней. Лёг – лежишь без вариантов, домой долечиваться не отпустят. Хорошо, что все это понимают.

Среди пациентов медики особенно выделяют курсантов («наши солдатики») и больных из Кижингинского района. Курсантов, а их в отделении было 16 человек, перевели долечиваться в военный госпиталь в Улан-Удэ. «Дети да дети, — смеются медсёстры. — Спали до обеда. Вели себя хорошо, не хулиганили. Всё-таки чувствуется армейская дисциплина!»

Кижингинцы – более возрастные. Первое время у них было тревожно-настороженное отношение к болезни. Видя, что хуже им не становится, лечение идёт, успокоились. Самой старшей 82 года. Выписана с выздоровлением, как и все остальные. «Учитывая ситуацию в Кижингинском районе, им надо было помочь. Тем более что в этот период своих больных у нас было мало, мы ни в коем случае не ущемили интересы жителей района. И своих не обидели, и чужим помогли», — считает Оксана Михайловна.

Изначально госпиталь рассчитан на больных с нетяжёлыми формами течения коронавирусной инфекции. Пациентов с осложнениями сразу переводят в город, как, например, пациентку из Кижинги с двусторонней пневмонией.

Вирус внёс коррективы и в процесс выписки. Палаты (мельцеровские боксы) в отделении оборудованы отдельными входами. Через них сейчас выписывают выздоровевших. Перед этим медики обрабатывают их вещи. «Все довольны. Бегут, не оглядываясь», — смеются медсёстры…

Трижды тесты на коронавирус сдавал персонал отделения. Отрицательно.

Коварность коронавируса – в тяжести поражения дыхательных путей и быстром развитии пневмоний. «В здоровых лёгких происходит газообмен: в кровь поступает кислород, отдаётся углекислый газ. Человек дышит. При пневмонии процесс газообмена грубо нарушается из-за поражения тканей и сосудов лёгких. Из-за гипоксии (кислородного голодания) страдают все органы и системы организма», — объясняет Оксана Михайловна.

Как при любой инфекции, рассказывает врач, многое зависит от особенностей организма. Никто не скажет заранее, как болезнь будет протекать именно у вас. Сложнее тем, у кого сопутствующие хронические заболевания. Но от тяжёлых осложнений не застрахованы и молодые, у которых нет букета возрастных болячек.

«Нас, инфекционистов, в своё время учили: эра бактериальных инфекций проходит. Наступает эра вирусных инфекций. И события последних лет это подтверждают: вспомните атипичные пневмонии, свиной и птичий грипп, тяжёлые формы гриппа в 2009 году. Надо принять это как данность: мы и дальше будем сталкиваться с вирусными инфекциями. Такое распространение они получают благодаря миграции. Огромные потоки туристов перемещаются между странами. Прибавьте к этому то, что вирусные инфекции всегда контагиозны, то есть очень заразны», — продолжает ликбез Оксана Михайловна.

Спрашиваю: «Нам всем бояться или нет?» «Бояться – это неразумно и непродуктивно. Соблюдайте меры предосторожности. Ковидная инфекция – одно. Но если не соблюдать элементарные правила личной гигиены, можно всю заразу собрать. Многие медики говорят, и мы в районе это заметили: с приходом коронавируса сократилось число других респираторных и кишечных инфекций. Но не потому, что коронавирус их вытеснил. Во-первых, всех посадили в изоляцию – значит разобщили контакты. Во-вторых, все элементарно руки стали чаще мыть», — последовал ответ…

После шестичасовой смены медиков увозит скорая – «домой», в общежитие медколледжа. «У нас все условия для нормальной жизни: оборудованная кухня, машинка-автомат, телевизор, отдельные комнаты, душ. Спасибо организаторам нашего быта», — благодарят медики.

Быт и вправду налажен, и в этом заслуга не только администрации Кабанской ЦРБ и медколледжа. «Девчонки» сами себя организовали чётко: двое в отделении на работе, те, кого они сменили – отдыхать, третья «пара» – на хозяйстве, заняты уборкой и готовкой. «Женский коллектив голодным не останется», — говорят они.

В свободное время рукодельничают, стряпают и даже отметили день рождения. «Заказали у волонтёров торт, накрыли стол, поздравили нашу Татьяну Викторовну Арсланову. Мы, если что, тут под камерами – сильно не разгуляешься», — смеются они…

Всех их очень ждут дома. Семьи, дети – старшие и младшие, домашние дела…Татьяну Викторовну – муж, дочь-выпускница, внучата и огород. Галину Иннокентьевну Бусовикову – муж, сын, внуки и хозяйство. Марину Антоновну Тибокину – муж, 10-летний сын, внуки и дача. 4-летняя дочурка и сын-первоклассник скучают и по маме – Валентине Владимировне Поляковой, и по папе, который уехал на вахту… Пока родители на заработках, дети живут у тёти. Марину Яновну Гусеву ждёт дома 13-летний сын. Оксану Михайловну Суранову заждались родители, вернувшийся с вахты сын, такса Бакс и другая живность. Юлия Александровна Пяткина заранее отправила 4-летнюю дочку и 11-летнего сына к бабушке в деревню – они знают, что «мамы долго не будет». «Муж дома один, я тут, дети отдельно. В таком режиме начинаем понимать, как же нам друг друга не хватает... Скучаем сильно», — признаётся она. А пока общаются по телефону, видеосвязи или смотрят друг на друга из окна. Обычные вещи, которых мы не замечаем, а потому не ценим на «свободе», из изоляции выглядят совсем иначе. Вы мечтали когда-нибудь просто пройтись пешком по улице от дома на работу? Они мечтают…

Скучают, но духом не падают и поддерживают друг друга. Спрашиваю, что сделают первым делом, когда всё закончится? Говорят, что всех своих обнимут, а потом кто куда: на грядки, в баню, по магазинам. И после секундной паузы хором по громкой связи: «В парикмахерскую! Если выпустят – люди долго, наверное, от нас шарахаться будут. Мы здесь не красимся, не стрижёмся – столько денег сэкономили».

Когда закончится их изоляция, сейчас не скажет никто. До последнего пациента плюс две недели...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

488