Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

14.05.2020 14:47 Четверг
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 20 от 14.05.2020 г.

Иван Михайлович Дудченко, ветеран из Селенгиска, ушёл на войну в 17 лет

Автор: Екатерина ВОКИНА.

Иван Михайлович Дудченко

Он сражался с Квантунской японской армией.

Ивану Михайловичу Дудченко на Первомай исполнилось 95 лет. Но свой юбилей ветеран будет отмечать 7 июля – на Иванов день. С самого детства по наказу бабушки, которая и дала ему имя, день рождения он отмечает в праздник своего ангела-хранителя. И в самом деле, ангел охранял Ивана Михайловича всю жизнь, а самое главное – в войну, когда сапёр Дудченко в Китае освобождал от японских мин поля. Это было в Удончене...

Хотя в детстве ему не пришлось долго учиться, позже он наверстал упущенное. В СССР невозможно было остаться без образования. Армия дала ему военную профессию, тонкости которой он помнит до сих пор. Позже он окончил не одни курсы.

…Детство было тяжёлым. Отец Ивана, работавший в Кударинском райпо, за растрату в 93 рубля получил три года исправительных работ. Расконвоированный отец рыбачил в Малом море. Семья была большая, мать при всём старании не могла одна поднимать детей и отправила Ивана, учившегося в третьем классе Кударинской школы, к отцу – «кормиться». Домой он приехал через полгода, школа была брошена. Так началась трудовая жизнь Ивана Дудченко.

Повестку в армию он получал дважды. Первую – на 2 января 1943 года. И было ему всего 17 лет. Мать выпросила в колхозе коня и повезла сына в Кабанск в военкомат. Сколько слёз пролила она! У него самого набегают слёзы при этом воспоминании. Было очень жалко мать, которая в 1942 году получила с фронта похоронку на мужа, отца Ивана...

Но в тот раз его почему-то не взяли, и мать привезла сына обратно. Не успели вернуться в Кудару, приходит вторая повестка – на 5 января. И вновь по трескучему морозу долгий путь в Кабанск, слёзы матери, ожидание отправки на фронт.

Но служить Ивана призвали в 281-й отдельный инженерно-сапёрный батальон на станции Челутай Заиграевского района. Иван начал постигать азы сапёрного дела. Учился старательно – как известно, сапёр ошибается только раз. Было очень голодно. Самый разгар войны. Всё для фронта, всё для победы. Все понимали это и не роптали, что на завтрак давали ложку жидкой каши, которую съедали, намазав на хлеб и запив тёплой жидкостью, больше похожей на воду, чем на чай. На обед – жидкий суп без мяса, который выпивали через край миски.

Он служил рядовым во второй роте, командовал которой старший лейтенант Галахов, взводом – лейтенант Орлов. Ивану хотелось на фронт, отомстить фашистам за смерть отца. Но в 1944 году их батальон повезли в Китай – сражаться с Квантунской японской армией, захватившей часть территории нашего южного соседа – Маньчжурии. У СССР был договор с Китаем о ненападении и сотрудничестве, и когда власти этой страны обратились к Советскому правительству за помощью, туда направили наши войска. Япония была давним врагом России.

Однако бить врага в открытом бою не получилось – японцы действовали коварно, исподтишка, уходя от прямых боевых действий, минируя за собой китайские поля. Первой шла разведка, докладывая о заминированных территориях. Следом шли сапёры, разминируя путь для пехоты между Удонченом и Линси. После выполнения двух особо сложных заданий – разминирования двух полей от противопехотных и противотанковых мин – И.М. Дудченко был награждён медалью «За боевые заслуги». Позже он получил медаль «За победу над Японией».

После капитуляции Японии и послевоенной помощи Китаю их вернули в СССР, в Карымск Читинской области. Ивана направили учиться в школу сержантов, так как армия испытывала кадровый дефицит. После получения звания «сержант» его назначили старшиной роты.

Спустя пять лет Иван вернулся домой живым и невредимым. Радости матери не было предела!

Он не стал рассказывать ей, какой тяжёлой и опасной была его служба. Бывало, сослуживцы получали ранения, за которые их же и обвиняли в членовредительстве. А ещё – голод, холод степей и редколесья. Китайцы и рады были бы помогать союзникам, но сами жили очень бедно. Ютились в землянках, спали на земляных же нарах. На себе носили лохмотья вместо одежды. Наши солдаты подкармливали их. «Смотри-ка, а сейчас Россию и весь мир одевают и кормят!» — удивляется ветеран…

Иван Михайлович отслужил 7 лет и 3 месяца. В 1950 году вернулся на родину. За это время имел всего одно взыскание – трое суток гауптвахты. У винтовки заржавел заклинник, когда поставил её сырой в пирамиду. Но командир Орлов отхлопотал примерного солдата уже через сутки.

Демобилизовавшись, он и в мирное время проявлял такое же старание. Сразу же устроился в колхоз «Путь Сталина». Вскоре выучился в Шергино на тракториста. Перешёл в ондатровое хозяйство. Потом с братом Михаилом поехали в лесное и рыбное место – в Сухую. Пожив немного на квартире, он решил строить свой дом. А вскоре сделал предложение своей Тонечке, которую привёз из Инкино. Она полюбила его за весёлый и лёгкий нрав, за то, что он знал (и сейчас помнит) много песен и стихов. С ней они прожили достойную жизнь, воспитали детей.

Она ушла из жизни в Селенгинске, куда он приехал работать и быть в гуще событий – в то время начинал строиться комбинат, построил свой дом. Рассказывая о жене, Иван Михайлович смахивает слезу: «Жизнь проходит, а я одинокий...» Сейчас он живёт у сына Виктора в благоустроенной квартире. Перевезя отца к себе, они с женой поставили ему кровать в зале, чтобы общительный Иван Михайлович и сейчас чувствовал себя в центре внимания.

Дай Бог вам, уважаемый ветеран, здоровья и ещё пожить на этой земле, посмотреть, понаблюдать за тем, как наша действительность становится всё интересней

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

37