Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

09.04.2020 15:21 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 08.04.2020 г.

Дело предпринимателя Положенко и его работников: дождёмся ли счастливого финала?

Автор: Сергей БОРОВИК.

В конце января Верховный суд Республики Бурятия рассмотрел в апелляционной инстанции приговор 13 кабанским мужикам по ставшему знаменитым «делу Положенко»...

К ИСТОРИИ ВОПРОСА

В конце января Верховный суд Республики Бурятия рассмотрел в апелляционной инстанции приговор 13 кабанским мужикам по ставшему знаменитым «делу Положенко». Больше месяца потребовалось верховным судьям, чтобы оформить свой вердикт на 80 листах печатного текста. Впрочем, и приговор в Кабанском райсуде – объёмом даже поболее – готовился примерно столько же.

Напомним, что по нему В.М. Положенко был признан главарём организованной преступной группы (ОПГ), длительное время занимавшейся незаконной заготовкой древесины, и приговорён к девяти годам шести месяцам лишения свободы. Мастер Большереченского лесничества Н.А. Обросов получил девять лет: в деле он олицетворял коррумпированную государственную власть. К реальным срокам были осуждены остальные 11 лесозаготовителей, даже Широглазов, Марченко, Водяников, Баранов, работавшие у Положенко от 15 дней до двух месяцев, – и их суд признал тружениками ОПГ…

Длившийся больше года процесс вызвал широкий общественный резонанс. После выступлений «БО» за лесорубов заступились самые авторитетные в Бурятии еженедельники «Информ Полис» и «Номер один». Совет старейшин Кабанского района направил обращение В. Путину, А. Цыденову, руководителям правоохранительных ведомств с призывом разобраться с «делом Положенко» беспристрастно и принять справедливое разумное решение. Жители Брянска, односельчане Положенко, поставили две сотни подписей в его защиту.

Но судебный маховик было не остановить…

БУДНИ ВЕРХОВНОГО СУДА

Была ли надежда на апелляционную инстанцию?

На эту тему удалось поговорить почти со всеми адвокатами осуждённых, среди которых были и известные в республике юристы. Благо, времени для этого суд предоставил достаточно. Первое заседание 21 января началось с часового опоздания. Нам объяснили, что в следственном изоляторе не могут найти большую клетку, чтобы разместить всех фигурантов дела. На следующий день долго настраивали видеосвязь с СИЗО, где в двух тесных клетках ждали своей участи 13 мужиков. И третье заседание, 27 января, назначенное для оглашения судебного вердикта, началось с полуторачасовой задержкой.

Ничего не меняется в нашем мире – не суд для людей, а люди для суда.

В первый день среди защитников преобладал умеренный оптимизм. Почти все говорили, что приговор Кабанского райсуда сырой, дело рассмотрено с грубейшими нарушениями и вряд ли «апелляция» решится направлять его в таком виде в кассационную инстанцию (началась очередная судебная перестройка и «кассации» теперь рассматривают в Кемерово).

При этом об оправдательном приговоре никто и мысли не допускал: «у нас так не бывает». Но вот на новое рассмотрение в том же суде с иным составом судей или на дополнительное расследование – почему бы не отправить?

Находились и скептики. Они напоминали: возбуждение дела по нашей «организованной преступной группе» инициировал сам прокурор Бурятии В.Г. Петров, который вскоре после этого резко пошёл на повышение, став заместителем Генерального прокурора – Главным военным прокурором России. Расстраивать такого большого даргу – себе дороже. И вообще: все начальники-силовики давно отослали в Москву победные рапорты о нейтрализации особо опасной ОПГ. По этим причинам судьба дела, а значит и проходящих по нему людей – предрешена. Скептики предсказывали небольшой, «косметический» ремонт приговора, не более.

К сожалению, они оказались правы.

На два года уменьшился срок у Положенко, на три – у Обросова, аж на полтора года у зятя предпринимателя К. Положенко – ему осталось всего …7 лет лагерей.

Для большинства осуждённых – шесть человек – ничего не изменилось. «Повезло», наверное, только Широглазову, Марченко, Водяникову, Баранову – их сроки суд перевёл в условные, они вырвались из страшного капкана, припасённого для мужиков судьбой.

…Растерянные и расстроенные адвокаты покидали здание Верховного суда. Всё чаще при этом звучало: Кемерово, кассация…

ПРАВИЛО

ЛОРДА ХЬЮАРТА

Почти сто лет назад верховный судья Англии Хьюарт рассматривал апелляцию некоего мотоциклиста, осуждённого за тяжёлую аварию. Обстоятельства и вина его были очевидны, поэтому для следивших за делом людей как гром среди ясного неба прозвучал оправдательный вердикт высшей судебной инстанции.

Причины? Выяснилось, что клерком в суде, рассмотревшем дело, работал человек, одновременно сотрудничавший с юридической фирмой, подавшей против подсудимого гражданский иск. Очевидно, что этот клерк не мог повлиять на приговор суда, но чистота судебного процесса была нарушена.

Обосновывая своё решение, лорд Хьюарт произнёс слова, которые вошли в историю и которые должны быть известны каждому нашему юристу (но известны ли?): «Важно не только то, чтобы правосудие свершилось, важно ещё и то, чтобы все видели, что правосудие свершилось!»

Это очень ёмкая формула. Применительно к нашему делу она означает: справедливость в отношении кабанских лесорубов восторжествует, когда приговор – обвинительный ли, оправдательный – мы получим в результате честного, достоверного, понятного людям судебного процесса.

Дело, о котором мы говорим, однозначно не пройдёт «тест лорда Хьюарта». Всё запутано, противоречиво, крайне небрежно и – вдобавок ко всему – завязано круговой порукой. Районный суд закрывает глаза на брак следователей, Верховный суд в упор не видит многочисленные ляпы коллег из района, а если видит – легко прощает.

Подумаешь, перепутали в приговоре подсудимых, это легко исправить: «при описании роли участников преступлений вместо фамилии и инициалов Фефелова И.Б. необходимо указать фамилию и инициалы Фефелова В.Б., как вальщика деревьев» (в деле фигурируют трое Фефеловых – как тут не запутаться!).

Также легко Верховный суд исправляет нарушенную статью Лесного кодекса – не девятая, как в приговоре райсуда, а 94-я. И координаты лесоделян – что может быть проще, хотя вообще-то это «место преступления». Исправление таких «технических ошибок» заняло в апелляционном определении две страницы убористого текста. Верховный суд уподобился терпеливому репетитору, зачищающему текст за нерадивым учеником…

Но нет – не годятся верховные судьи на роль репетитора. Они и сами ухитрились заглавие такого важного судебного документа написать с ошибкой – «Апелляционное определение» через одну букву «л»…

А вот – совсем анекдот, хотя вряд ли здесь уместно употреблять это слово.

Осматривать лесоделяны и считать пни можно было и без участия понятых, – указала коллегия, – закон позволяет это делать при условии фото- и видеофиксации. Понятых и не было, видео – не было (кончились батарейки, не моргнув глазом, пояснили суду следователи), зато представлено семь чёрно-белых снимков (это почти на две тысячи пней!).

Естественно, адвокаты и в районном суде, и в Верховном заявляли, что назвать это фиксацией действий следователей на 15 лесоделянах невозможно, и настоятельно просили обязать следствие представить все выполненные фото на электронных носителях.

В апелляционном определении этот спор получил блестящее разрешение: «То обстоятельство, что к протоколам осмотра не были приложены фотографические негативы, вопреки доводам жалоб осуждённых, адвокатов, не свидетельствует о незаконности проведённого следственного действия».

Господи, о каких негативах вы говорите, граждане верховные судьи? По-вашему, следователи до сих пор ездят на происшествия с фотоаппаратом «Киев», заряженным плёнкой фабрики «Свема»?

И вообще, кто у вас сочинял это «Апеляционное определение» – клерк (вспомним историю с лордом Хьюартом)? И какую, любопытно, «юридическую фазанку» он окончил?

А С ЭТОГО МЕСТА –

ПОПОДРОБНЕЕ…

Но это – детали, антураж. Есть вещи гораздо серьёзнее и принципиальней.

Апелляционная инстанция не поддержала адвокатов, утверждавших: многомиллионный ущерб по делу определён некорректно, деляны фактически не осматривались и не обсчитывались, всё было отдано на откуп специалистам, представляющим потерпевшую сторону – Республиканское агентство лесного хозяйства (РАЛХ). Оно же – гражданский истец, который предъявляет лесозаготовителям иск ценой свыше 30 млн рублей!

Представьте: ограбили ювелирный, и следователи легко поверили хозяину магазина, заявившему фантастическую сумму ущерба. Не проверяя его показаний, не привлекая специалистов со стороны, не задумываясь о том, реальна ли эта сумма вообще – просто взяли и поверили! Похожая история, не правда ли?

И здесь наши судьи превзошли самих себя.

«Участие свидетелей Эпова, Гомбоева, Пнёва в следственных действиях в качестве специалистов не противоречит требованиям уголовно-процессуального закона. То обстоятельство, что они являются сотрудниками РАЛХа, не свидетельствует об их заинтересованности в исходе рассмотренного уголовного дела».

Видите, как веско и уверенно! Если не знать УПК РФ, то и поверишь запросто. Но если предварительно полистать кодекс, то попадёшь в ступор. Как же так, части 2 статей 70, 71 УПК прямо запрещают специалисту «принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей»…

И не надо рассуждать об их заинтересованности в исходе дела или отсутствия таковой. Нельзя – и всё! Считать и измерять пни должны были другие люди, желательно с понятыми и уж обязательно в сопровождении видеокамеры с «работающими батарейками»! Это и было бы реализацией принципов лорда Хьюарта...

ВАМ ВСЁ РАВНО

НЕ ПОВЕРЯТ!

Признание – царица доказательств. Много раз раскритикованный и проклятый девиз сталинского генпрокурора Вышинского до сих пор живёт в умах и сердцах некоторых наших оперов, следователей, прокуроров, судей. «Дело Положенко» – хорошая иллюстрация к сказанному.

Да, почти все осуждённые дали на следствии признательные показания. Но все отказались в суде от них и заявили о том, что эти признания добывались незаконными способами. Кому-то угрожали, кого-то били, кто-то был настолько пьян, что ровным счётом ничего не помнит, а один больше суток провёл в автобусе с омоновцами…

Вы думаете, судья попала в сложное положение?

Да нет, дело привычное. Вызвали опера, вызвали следователя: «Вы применяли на допросах недозволенные методы?» — «Что вы, ваша честь!»

И суд пошёл обычным путём. То, что говорили в зале суда подсудимые, сходу отметалось: врут с целью избежать ответственности. Приговор получился основан на материалах предварительного, а не судебного следствия.

…Недавно лидер «Справедливой России» Сергей Миронов выступил с неожиданным публичным заявлением по одному резонансному делу. Делу совсем другого характера, с замесом политики. Но разве нельзя эти слова соотнести с нашим делом, как и многими другими?

Вот что написал Миронов: «По словам самих осуждённых, признания из них выбивали под пытками, но никакой серьёзной проверки этих фактов проведено не было, а суд не потребовал от правоохранителей дополнительных доказательств законности получения показаний от обвиняемых… Информация о применении физической силы при получении от обвиняемых «нужных доказательств», распространяемая в СМИ и социальных сетях, воспринимается уже как свершившийся и неоспоримый факт».

Что тут добавить?

Остаётся пожелать нашим землякам, томящимся в СИЗО, безусловной удачи и надеяться на то, что кемеровские судьи не забыли про такие фундаментальные понятия, как совесть и справедливость!

Надежда умирает последней.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

64