Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

24.12.2020 09:24 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 52 от 24.12.2020 г.

В Бурятии в селе Кабанске дома для сирот непригодны для проживания

Автор: Виталий ПОПОВ.

Юлия Киселёва: «Если удастся выиграть суд, то восстанавливать ворота мне придётся за свой счёт».

"В первую же зиму начала трескаться и дымить печь. Покрылись трещинами и стены", — рассказала Юлия Киселёва.

Вручение ключей от жилья сиротам всегда проходит в торжественной обстановке. Районная администрация вручает символические подарки, компетентные люди рассказывают, как нужно следить за квартирой, куда обращаться за помощью, как получить субсидию… Самое интересное начинается, когда новосёлы остаются один на один со своей новой недвижимостью. Государство свои обязательства выполнило. А то, что 4-квартирные дома, специально построенные для сирот, трудно подключить к электричеству или же они просто начинают рушиться – уже мало кому интересно. К примеру, кто знает, что стало с сиротой, у которого в 2016 году сгорела квартира? Тогда пожар уничтожил все вещи новосёла, который и заселиться-то толком не успел. Причиной послужило неправильное утепление крыши, которое загорелось от нагрева печной трубы.

В неприятную ситуацию попала и 25-летняя Юлия Киселёва, которой в декабре 2018 года досталась квартира на севере Кабанска.

- Меня изначально насторожил момент, что нас сразу заставили подписать договор социального найма, не показав жильё, — говорит Юлия. — Якобы, если мы не подпишем бумаги, то право на жилплощадь перейдёт к другому человеку, а повторно дождаться своей очереди будет нереально.

Поддавшись предлогу, Юля и остальные новосёлы подписали бумаги, после чего с представителями районной администрации и сотрудниками республиканского ресурсного центра «Семья», под чьим ведомством находится жильё, отправились смотреть свои квартиры.

- Внешне всё выглядело красиво, — продолжает Юлия. — Дом и забор обшиты коричневым профлистом, придомовая территория с улицы казалась больше. Внутри квартира оказалась куда скромнее: на входе сложена дровяная печь, в санузле помимо ванной и унитаза был небольшой водонагреватель. Особенно смущало, что квартира очень тесная – всего 24 квадратных метра. Но «давать заднюю» было поздно – бумаги-то уже подписаны...

Заселяться Юля не рискнула: в доме не было ни электричества, ни воды. К тому же муж в это время был на вахте в Красноярском крае, а оставаться одной на окраине села будучи на восьмом месяце беременности как-то рискованно. Пришлось остаться у свекрови в Каменске.

Занявшись квартирой, первое, с чем столкнулась хозяйка, было нежелание застройщика подключать дом к электричеству. Не торопился он и бурить скважину для воды. Пока Юлия не обратилась в районную прокуратуру, застройщик на её звонки не реагировал. Киселёвым пришлось лично контролировать рабочих, которые намеревались установить шумный насос в крохотной комнатушке.

- Пришлось с ними ругаться и из-за розетки в ванной, которую они установили прямо над смесителем, — продолжает муж Юлии Николай. — Их больше волновало не то, что от неё может ударить током, а условие, что в квартире пять лет ничего нельзя переделывать. Мне, как инструктору по технике безопасности, такое строительство кажется диким.

Но это всё мелочи. Вскоре семью настигли проблемы посерьёзнее.

- Мы зимой там никогда не жили, — продолжают супруги. — А чтобы дом не разворовали, пустили квартирантов. В первую же зиму начала трескаться и дымить печь. Покрылись трещинами и стены. Жильцы нам тогда сказали, что топить эту крохотную комнатушку нужно как минимум два раза в сутки. Порой они даже ночью вставали из-за ужасного холода.

Затем выяснилось, что тепло не держится потому, что полы совершенно не утеплены – поверх досок лежит фанера и линолеум, а под ними земля. И судя по недостроенным домам, которые стоят неподалёку, между несущими плитами из пеноблока зияют щели. Как принимали такие постройки?

Самое печальное началось весной, когда из-за таяния снега протекла крыша, а под окнами и на стенах начала проступать сырость.

- Оказалось, что они и шифер некондиционный положили, — продолжает Николай. — Я дважды его менял, и почти на каждом листе были трещины. На другой стороне дома шифер вообще упал на землю, потому что его не закрепили.

Стало ясно, что до тепла в этом доме жить невозможно, и супруги решили его использовать как дачный домик. Но и в таком качестве он оказался непригоден. Мало того, что на участке можно разместить буквально четыре грядки, так ещё и насос постоянно забивается песком. А если воду оставить на ночь в ведре, утром её поверхность затягивает маслянистая плёнка.

Летом 2019 года Юлия твёрдо решила отказаться от этой квартиры и написала заявление в республиканский ресурсный центр «Семья». Приехала комиссия и, осмотрев дом, назначила экспертизу. Специалисты из компании ООО «Регион-Эксперт» прибыли только в ноябре. И обследование подтвердило мнение хозяев: «Жилой дом, расположенный по адресу: РБ, с. Кабанск, пер. Бабушкина, д. 6, является аварийным, непригодным для эксплуатации и несёт опасность для жизнедеятельности человека. Строительство велось с нарушением нормативов СП, СНиП, ГОСТ и т.п., дом подлежит полной реконструкции».

С этим заключением Юлия в июле 2020 года обратилась в Железнодорожный суд г. Улан-Удэ, откуда его перенаправили в Кабанский районный суд. В октябре судья Екатерина Бадмаева удовлетворила иск, обязав Министерство социальной защиты Бурятии предоставить Юлии Киселёвой другое жильё.

Но, как известно, государство наше не любит расставаться с деньгами, и вскоре минсоцзащиты направило апелляционную жалобу в Верховный суд Бурятии. Причём они как бы и не оспаривают вердикт экспертов, но настаивают на том, что заключение по данному типу жилья может давать только специально созданная межведомственная комиссия. И судя по заявлению, такое заключение у них есть. Вот только сказано в нём, что это жильё вполне пригодно для проживания.

Иными словами, прикрывшись бюрократическими лазейками, соцзащита Бурятии хочет через Верховный суд Бурятии отменить решение Кабанского районного суда и оставить Киселёву в аварийном доме, который, если верить заключению «Регион-Эксперта» (а после личного осмотра дома не доверять ему нет никаких оснований), будет и дальше разрушаться. Там отсутствует система водоотвода, неправильно сделано потолочное перекрытие, в крыше щели, стены по периметру испещрены щелями, причём сквозными. А главное – неправильно залит фундамент, который из-за движения грунтов обязательно утратит свою жёсткость.

Заседание в Верховном суде ещё не прошло, а неприятности с этим домом всё продолжаются. Так как в «сиротском посёлке» почти никто не живёт, в начале декабря кто-то поснимал профлист с большинства заборов и ворот. Приглянулся им и металл на воротах Киселёвых. Хозяева написали заявление в полицию, но найдут ли грабителей?! Если нет, то в случае победы в суде им придётся за свой счёт восстанавливать похищенное имущество.

- Я вообще не понимаю, почему для сирот решили строить жильё с печным отоплением, – недоумевает Юлия. — Большинство ведь всю жизнь прожили в приютах и не знают, как обращаться с дровяной печкой. Ещё и выселили в поля, где нет магазинов, а до больницы два километра… Как здесь жить с маленьким ребёнком?

Когда узнала, что теперь сиротам выдают хорошие квартиры, порой даже меблированные, я разревелась. Стоят эти квартиры больше миллиона, а наши сараи теперь и за двести тысяч, наверное, не продашь…

В 2019 году правительство вместо строительства нового решило приобретать сиротам жильё на вторичном рынке. Поначалу и в этих квартирах новосёлы находили изъяны, но сейчас, кажется, все довольны своим жильём. Это ещё больше удручает тех, кому «повезло» получить угол в новостройках в «Кабанюках» и на противоположной окраине райцентра.

Штукатурка отслаивается.

Шифер кусками падает на землю.

Стена лопнула и покрылась льдом.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

547