Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

19.11.2020 08:30 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 47 от 19.11.2020 г.

Почётным гражданином Кабанского района назван Валерий Ананьевич Халтуев.

Автор: Сергей БОРОВИК.

10 ноября в МЦД “Сибирь” п. Каменска глава района Алексей Сокольников вручил удостоверение Почётного гражданина Кабанского района жителю посёлка Валерию Халтуеву. Официальное признание пришло к поэту на 77-м году жизни...

Его стихи знают, цитируют, перекладывают на музыку. Потому что они предельно искренни, и они – наши, их написать мог только человек, родившийся, выросший и всю жизнь живущий на кабанской земле.

ПРИЗНАНИЕ

Вынесенная в заголовок известная строка Евгения Евтушенко всегда казалась мне несколько декоративной. Сказано, конечно, эффектно, но как наполнить это выражение реальным смыслом?

Неожиданная подсказка пришла совсем недавно вместе с новостью, что Почётным гражданином Кабанского района назван Валерий Ананьевич Халтуев. До него такой чести удостаивались руководители, ветераны партийно-советской работы, иногда – передовики производства.

У В.А. Халтуева за три четверти века его жизни накопилось немало заслуг перед районным сообществом. Он многое сделал для развития спорта, был первым директором Каменской «дюшки» и полтора десятка лет возглавлял её, воспитав немало талантливых баскетбольных ребят. Но, говоря по совести, были и есть в районе тренеры, у которых заслуг никак не меньше – имён пять можно назвать навскидку.

Он был заметен в ветеранском спорте – и как организатор, и как непременный участник, не раз стоявший на пьедестале районных и республиканских соревнований. Но и таких энтузиастов у нас немало.

Однако назван единогласным решением депутатов райсовета именно Валерий Ананьевич. Объяснение находится одно: так оценён его поэтический труд. А это – хотите или нет – уже народное признание.

Его стихи знают, цитируют, перекладывают на музыку. Потому что они предельно искренни, и они – наши, их написать мог только человек, родившийся, выросший и всю жизнь живущий на кабанской земле. Ощущая себя живой частицей этой земли, он обладает обострённой генетической памятью:

«За рекой, за деревней Романово,

По ночам по степи огоньки –

Словно манят меня, окаянного,

Из преданий и снов старики.

Я олзонского рода и племени,

Да живу не на той стороне.

…Всё бежит и бежит река времени –

От меня и ко мне, от меня и ко мне».

…Признание поэта иногда проявляется самым неожиданным образом. Помню, как в одном милицейском кабинете услышал от знакомого оперативника выразительное и прочувствованное:

«В колесовском затоне

Без мирской суеты,

Будто воры в законе,

Делят рыбу менты».

ПРИЗНАНИЕ

Сколько его стихов – разошедшихся по друзьям и знакомым, подзабытых им самим – навсегда утеряны? В молодости он непозволительно легкомысленно относился к той божьей искре, которая изначально была ему дана.

Мне представляется, что первой спохватилась единственная и любимая дочь поэта Наталья. Это ей адресованы пронзительные халтуевские строки:

«Посреди между вами –

Вы и с фронта, и с тыла.

По тебе и по маме –

Мне поплакать не стыдно».

По листикам, по давним случайным записям где попало – начал собираться первый сборник стихов, который так и назвали – «Посреди между вами». Он вышел в Москве, в издательстве А.С. Акчурина, в 2003 году и стал событием, потому что многие увидели: в забытой богом Бурятии, в депрессивном рабочем посёлке Каменске живёт истинный поэт – со своим видением мира, неповторимой интонацией, честный и независимый, который, если воспользоваться выражением Булата Окуджавы, «пишет, как дышит»:

«Как печальна весна

среди ветхости и разрушений,

Когда память жива

о другом, о иных голосах,

И захочется вдруг почему-то

прощаний, прощений,

И по тёмным углам

поплывут облака в небесах…

Поплывут и тот час

расплывутся, дрожа и мерцая…

Что же это весна

по-осеннему так на меня?

Вижу: братьев моих

дорогие черты проступают

По горячим глазам,

невозможной надеждой дразня…»

Именно после этого сборника у Халтуева появились читатели и почитатели, порой неожиданные – в Москве, Питере, даже за рубежом.

«Прочитал Валерия Халтуева и поразился. Такое первородство. Такой хороший и точный русский язык, а слышишь – бурятские мотивы. Так точно выстроена мысль», — такую оценку дал профессор Института США и Канады Российской Академии наук Б.А. Черняков.

В 2005 году в Улан-Удэ вышел второй сборник поэта – «Ещё бегу навстречу жизни», примерно наполовину представленный ранее не публиковавшимися (за исключением «Байкальских огней») стихами. Прекрасная, фирменно «халтуевская» лирика. Но прибавилось горечи и разочарования – сказался опыт жизни в стране «переходного периода». Поэт категорически не воспринимает «родимые пятна родного капитализма», его воспитание, образование, нравственная сущность не позволяют мириться с новым миропорядком:

ТРИ КНИЖКИ

«Быть в том царстве не хочется,

Где добро – за монету,

Где ни званий, ни отчества,

Да и памяти нету…»

Он ставит по-медицински точный диагноз обществу. И в местном масштабе:

«А над Кабанском время не спешит,

Снегами сыплет и дождями мочит…

И ничего никто не совершит,

Покуда пьёт, буянит и пророчит».

И для всей страны:

«На сотни лет российский наш бардак –

В такой стране

не трудно быть пророком».

При этом он остаётся патриотом своей малой родины, которую не променяет ни на какие «Гонконги». Его отношение к ней – как к матери. Пусть немощна, больна, порой вредничает – но остаётся единственно родной, другой не надо. В «Письме другу» Халтуев признаётся:

«Я и сам не однажды отчаливал,

Всё искал в ясный день и во мгле.

Только мне подфартило нечаянно

Доживать на родимой земле».

Последний сборник поэта «По кромке Байкала» вышел в 2017 году в издательстве «НоваПринт». Мне довелось участвовать в его подготовке, немного проникнуть в творческую мастерскую поэта. Стихи он сочиняет легко и естественно – действительно, как дышит, иногда просто на ходу. Но это – только начало. Потом начинаются поиски нужных слов, их бесконечная замена, перестановка – так сказать, шлифовка изделия, которая может растянуться на годы…

И ещё. Он не заматерел, не забронзовел. По-прежнему, как всякий подлинный творец, мучается неуверенностью и сомнениями. Для него очень важна оценка его стихов пусть не совсем подготовленными, но непредвзятыми читателями и слушателями.

Два первых сборника он «закрывал» своим, наверное, самым известным (во всяком случае – самым цитируемым) стихотворением. Помните:

«Когда-нибудь сердце

заплачет некстати

По берегу, будто знакомому сроду,

Где алая чайка летит на закате,

Где кони целуют студёную воду.

Где только что, юный, бежал

твоим следом,

Как пёс беззаботный, по кромке Байкала,

Где клялся я берегом этим и небом,

А ты ликовала… А ты ликовала…»

В последнем сборнике на завершающее место Валерий Ананьевич поставил недавно написанное:

«В конце Селенги, у байкальской воды

курю сигареты.

Качается лодка, качается дым…

закончилось лето.

Но вдруг потревожен бездумный покой:

печальные клики.

Последние птицы над серой водой

внезапно возникли».

Заканчивается это стихотворение на какой-то щемящей ноте:

«Растаяли птицы над серой рекой…

Всё… Лето пропало.

И что же стесняюсь махнуть им рукой…

Последняя пара…»

Как же чётко почти в каждом стихотворении у него обозначены место, время года, состояние природы! И как он сам зависим от этих обстоятельств!

НУЖНЫЕ ЛЮДИ

Незаурядные, талантливые личности, резко выделяющиеся в толпе своими мыслями и поступками, почему-то встречаются всё реже. Им даже чёткого определения не придумано, называем их по-всякому: от чудаков до лидеров общественного мнения. Случай с Валерием Ананьевичем Халтуевым, который ни к первым, ни ко вторым явно не относится, показывает наши упущенные возможности.

Эти люди, порой со своеобразным характером, не просты в общении, да и другие человеческие недостатки им не чужды. Но это всё мелочи по сравнению с тем позитивом, который они несут в общество.

А если при этом у них есть возможность говорить правду и называть главные наши проблемы, и они делают это, то общество должно ценить их ещё больше.

Вот как Халтуев отреагировал на реформу местного самоуправления, в результате которой все мы стали жителями «поселений»:

«Я здешний, и даже не немец,

Живу на родной стороне,

Но всё-таки я – поселенец,

Как будто припёрся извне.

Живу, как засланец опальный,

Жалею Советскую власть.

Теперь я – муниципальный

И сыт демократией всласть».

…Не знаю достоверно, но мне кажется, что инициатива присвоения звания «Почётный гражданин Кабанского района» нашему герою исходила от главы района А.А. Сокольникова. И это делает Алексею Анатольевичу честь, потому что власть – от муниципальной до федеральной – Халтуев очевидно недолюбливает, а главное − не скрывает этого.

Но на то он и поэт. Другой поэт, тоже очень хороший, сформулировал словно специально для нашего случая:

«И для поэта, если подытожить,

Быть гражданином –

значит, петь о том,

Что без него быть понято не может» .

А вообще, признаюсь вам, уважаемые читатели, писать о настоящем поэте – дело крайне неблагодарное. Проще цитировать его стихи. И тогда все всё точно поймут.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

171