Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

01.10.2020 15:02 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 40 от 01.10.2020 г.

Владимир Алексеевич Фрышкин из Тресково делится секретами печного мастерства.

Автор: Елена ШУШУЕВА.

Владимир Алексеевич Фрышкин: «Печник – это призвание».

"Спросил я один раз у мастера про печное дело. А он мне ответил: «Жизнь вас научит. Печи класть я сам не умею», — вспоминает Владимир Алексеевич.

Написать о мастере-печнике мы хотели давно. Но не получалось. Показалось даже, что ремесло печников потихоньку уходит в прошлое...

Но мастера есть. В Тресково живёт Владимир Алексеевич Фрышкин. По профессии он каменщик. А как научился класть печи – отдельный рассказ.

Володя закончил семь классов Брянской школы. Некоторые его товарищи поехали учиться дальше в Кабанскую школу. А он решил получить профессию и поступил в Каменское училище. В дипломе об окончании у него было написано «каменщик-печник».

«Но не учили нас там печи класть, — рассказывает Владимир Алексеевич. — Спросил я один раз у мастера про печное дело. А он мне ответил: «Жизнь вас научит. Печи класть я сам не умею».

«Так и вышло, — продолжает В.А. Фрышкин. — После училища стал я работать в бригаде Бурлакова. В Селенгинске тогда строился двадцатый квартал, восьмиквартирные дома. И в каждой квартире – кухонная печь. Утром бригадир мне говорит: «Володя, завтра пойдёшь класть печь». Я испугался: «Хоть куда меня ставьте, а печь не пойду класть. Не умею!»

А у нас в бригаде был один старичок Иван Мазуров. Он мне шепчет: «Володя, пойдём. Научу».

Пришли мы с ним. Он говорит: «Я буду в одной квартире класть, ты в другой. Ровненько делай, не спеши». Кладёт он – кирпич к кирпичу. Так у него всё складно выходит. Я посмотрю и также повторяю. Он низ выложил. И у меня низ печи получился. Стали дальше подниматься. Ряд, ещё ряд. Мы делали печь-пятиоборотку. Пять каналов в ней было. Уже не помню, сколько мы дней работали. Выложили две печи. Спокойно так, никто нас не подгонял. Попробовали затопить. Горит хорошо. Вот так кухонную печь я класть научился».

Владимир Алексеевич после училища был совсем юным, пятнадцати лет. У него остались самые тёплые воспоминания о строительной бригаде Бурлакова. Приняли там молодого каменщика хорошо. Печное ремесло так «в руках» у него и осталось.

Про русскую печь, которая стояла у них дома, Владимир Алексеевич вспоминает: «Мы когда намёрзнемся, набегаемся ребятишками, лезли на печь. Там тепло. Зерно сушилось. Зароешься в него и уснёшь. Дух такой ароматный. А утром встанешь – никакой простуды. Не болели мы: ни соплей, ни кашля. Всё печка лечила. Вся жизнь наша у печи шла. Всё от неё начиналось».

Когда Владимир пришёл из армии, решил дома сложить русскую печь. Старая печка была «битая». Это значит, что клали её не из кирпичей, а только из глины. Глину месили, «били». Делали густой раствор с песком. С одной стороны, жалко Володе было ломать родную печь. Сколько он себя помнил, столько она и была в доме. Но хотелось самому сложить новую. Мама у Владимира тогда уже умерла. Он посоветовался с отцом: «Тятя, давай сломаем печь». «А кто будет делать?» «Я сам». «Сделаешь?» «Сделаю». Отец разрешил.

Володя выписал на работе три поддона кирпича. Тогда был татауровский кирпич. Хороший, ровный. Три поддона – это примерно тысяча кирпичей.

«Мне главное было – свести свод у печи. Печники тогда у нас в Тресково были. Андрей Бахарев, Григорий Бахарев, Иван Новолодский, Гавриил Купцов, Никита Фрышкин, — рассказывает Владимир Алексеевич. – Рядом с нами печку клал в доме Михаил Заиграев. Пошёл я, посмотрел, как он свод сводит. И начал тихонечко по рядам».

Владимир Алексеевич говорит «печные слова»: цело, шесток, подтопок, вьюшка, подпечье. И словно видишь, как ряд за рядом дома у Володи вырастает большая русская печь с лежанкой на девятом кирпиче.

«Только я работу закончил, — продолжает он рассказ, — сели с тятей чай пить. Заходит к нам сват из Таракановки. Запыхался весь. И рассказывает, что ездил он в Байкало-Кудару, искал печника, не нашёл. «А это кто у вас сложил?» — спрашивает. «Так, Володька», — тятя отвечает. «Володька? Чтобы, в выходной – ко мне. У меня сложишь!»

Владимиру Алексеевичу всегда хотелось фантазировать, когда он брался за новую печь. Но если его просили, он выполнял заказ. А вот дома делал каждый раз по-новому. Перекладывал свою печь не раз и не два. И больше всего ему понравились «печи в шестке». Получается, что плита в ней находится перед устьем – духовкой.

После всех экспериментов дома у печника сейчас кочегарка. Но он оставил небольшую печку, отделанную кафелем. Есть маленькая печечка в бане. Понадобилось недавно отремонтировать печь в зимовье, но годы, 78 лет, берут своё, немножко подводит здоровье. Дочка решила поискать молодого печника, чтобы прочистить, подновить печь. Но Владимир Алексеевич сам собрался и сделал. Надел свой длинный брезентовый фартук. Инструмент у него для печного дела хранится в отдельной сумке. Там молоточек-кирка, узкий мастерок, отвес. Хотя раньше он делал всё и без отвеса. Печка в зимовье у Владимира Алексеевича сложена в кирпич «на ребро». Она изящная, тонкая. «Её затопишь немножко, — и сразу греет», — говорит печник. С разных сторон сделаны подпечья – «комнаты», чтобы ставить кастрюли, что-то хранить.

«В печном деле главное – любить свою работу. И правильно выложить путь для дыма. Обороты – или ходы-каналы. Внешнюю красоту надо соблюсти, — делится Владимир Алексеевич. — Для тепла в свод добавляется мелкое стекло, гравий». Печи Владимира Алексеевича стоят в Романово, Байкало-Кударе, других деревнях. Говорит, что учился он у стариков Абидуева, Леонова. Знатные были печники.

Дочь Людмила добавляет, что дома у отца много подполий для глины: «В печном деле папа – человек творческий, что-то такое всегда придумывает. Братьям как-то не передалось. А вот младший внук Павел, чувствуется, взял дедушкину сноровку. Сможет, при случае, печь сложить».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

195