Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

14.06.2019 08:33 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 23 от 06.06.2019 г.

Более двух часов глава Кабанского района Алексей Сокольников отвечал на вопросы журналистов «Байкальских огней»

О себе и о команде

  - Алексей Анатольевич, уже хорошо проглядывается окончание срока ваших полномочий главы района. Какие-то итоги уже очевидны. Как вы думаете, ваша команда состоялась, укомплектована, боеспособна? Стоит ли ожидать в ближайшее время какие-то кадровые перемены?

  — С момента выборов и по сегодняшний день, конечно, шли определённые кадровые изменения. Сейчас могу смело сказать, что команда сформирована.

  Появился определённый сплав опыта и молодости. Не могу сказать, что кто-то из сотрудников серьёзно не дорабатывает. Хотя какие-то перестановки возможны, а порой неизбежны. Вот пример – Единая дежурная диспетчерская служба. Е.В. Вяткин показал эффективную работу, наладил работу ЕДДС, координировал борьбу с торфяными и лесными пожарами – его заметили и пригласили командовать пожарной частью. Заменивший его Д.А. Бурдуковский, тоже отличный сотрудник, но работал не по своей основной специальности. Ему предложили работу по специальности – пришлось отпустить. Сейчас пришли молодые специалисты, их надо учить, но это не беда, главное – у них есть желание работать.

  Такие моменты есть и будут. Но кардинальных перемен не предвидится!

  - Вы уже задумывались, пойдёте ли на второй срок?

  — По-настоящему ещё нет. Всё покажет время. Надо понять, где получается, а где – нет, больше слушать людей, чтобы понять, поддерживают ли они тебя. Важно, что печатают «Байкальские огни», реакция читателей, но также – оценка твоей работы со стороны органов государственной власти. Всё это немаловажно…

  И дай бог достойно доработать этот срок, дальше будет видно, и решение постараюсь принять объективное.

  Но желание работать всегда было и есть. Я всегда шёл осознанно на свои выборные должности и работать стараюсь честно.

  - Если вы примете решение идти на выборы – пойдёте с этой же командой?

  — С этой командой в полном составе не получится. Кто-то поставил себе временные рамки, дорабатывает. Кто-то связан с пенсионным возрастом. Есть и другие уважительные причины, так что изменения неизбежны. Время покажет.

  - Скажите честно, Алексей Анатольевич, не возникало ли у вас как у главы большого района чувства разочарования, депрессии по поводу того, что реальных рычагов власти немного, бюджет скуден, а обязанностей – не перечесть, и народ требует?

  — Конечно, работать непросто, порой сложно и тяжело, особенно когда тебя не понимают те, кто обязан понимать и от кого зависит, как мы здесь жить будем. Кипишь, споришь, ругаешься… Но даже в такие моменты желания бросить всё у меня ни разу не возникало.

  Понимаю, что можно было сделать больше – если бы все работали на это, начиная с властей федерального уровня. Полномочия растут как снежный ком, а финансирование – нет. Сейчас готовится законопроект о наделении органов местного самоуправления полномочиями по обеспечению жильём детей-сирот. Пожары тоже мы должны тушить… И многое другое...

  - Сейчас тренд такой сверху идёт: глав поселений и муниципальных районов не на всенародных выборах избирать, а утверждать депутатами через конкурсную комиссию. Как вы к этому относитесь?

  — Я свою позицию давно озвучил, я за прямые всеобщие выборы. Лично я их никогда не боялся, пусть народ оценивает и решает.

«Мусорная война»

  - Больная тема мусора. Жители Селенгинска обеспокоены: нам жалко нашу Клюквенную падь. Там прямо на землю валятся отходы со всего района и даже левобережной части Прибайкальского района. Считаете ли вы это нормальным?

  — Сейчас в районе заканчиваются сходы, собрания жителей. Большинство населения о «мусорной реформе» отзывается положительно. Конечно, не без замечаний, но реформа только началась, накладки неизбежны.

  На мой взгляд, мы не совсем готовы, поскольку, чтобы её внедрить, необходимо было наличие полигонов, мусоросортировочного, перегрузочного заводов. В Бурятии таких объектов очень мало.

  Что касается полигона ТКО в Селенгинске. С 1999 года район занимался подбором земельного участка. Сначала было выделено более 13-ти гектаров под свалку, которая сейчас есть. В 2015-м она перешла из санкционированных в несанкционированные.

  Объявив реформу, правительство Бурятии своим постановлением определило места складирования ТКО. Для Кабанского района – Селенгинск.

  - Почему именно Селенгинск?

  — Все мы знаем, что район практически полностью входит в Центральную экологическую зону. Единственное место, где по закону можно строить полигон – возле Селенгинска. И в 2015 году был подписан муниципальный контракт на изготовление проектно-сметной документации. В 2018-м весь пакет документов был готов.

  Мы сейчас в очереди под № 1 на получение средств на финансирование строительства этого объекта, так нас заверило правительство республики. И мы уже ждали 168 млн рублей в 2019 году, остальные – к 2020-му. Но по каким-то причинам эти деньги от нас убрали и очевидно, что нынче строительство не начнётся. Возможно, это связано с реализацией программы «Экология».

  - Пока это та же свалка, только районного масштаба? Когда же начнутся обещанные сортировка, переработка?

  — Если всё будет сделано, как предполагается, то к 2023 году будут задействованы раздельный сбор мусора и его сортировка. Соответственно, наличие отдельного штата людей и техники. Думаю, что при применении современных технологий для селенгинцев ничего страшного от такого соседства не будет, но их опасения я понимаю.

  Да, сейчас на Селенгинск большая нагрузка. Поэтому мы просим правительство разрешить временно использовать дополнительно ещё две точки складирования ТКО – в Каменске и в Кабанске. По первой нам отказали – есть судебное постановление о том, что эту свалку ликвидирует правительство Бурятии. По Кабанску, надеемся, вопрос решится. На июньской сессии Народного Хурала должны решить вопрос о выделении порядка 700 тысяч рублей ежемесячно на содержание этих свалок.

  - Туда люди сами смогут вывозить мусор?

  — Нет, по закону это нельзя. Но мы живём здесь, а не в Москве, и прекрасно понимаем, что житель частного сектора хотя бы раз в год должен проводить на своей усадьбе генеральную уборку. Наберёт он телегу мусора, и куда его девать? Я думаю, мы урегулируем этот вопрос с министерством природных ресурсов, чтобы людей не штрафовали. Если мы самовывоз запретим, то мусор «доедет» до ближайших кустов в окрестностях населённых пунктов.

  - Алексей Анатольевич, есть ещё одна проблема, которая рано или поздно встанет перед муниципалитетом. Дело в том, что «мешочный» сбор мусора не предусмотрен законом. Рано или поздно, но дело дойдёт до контейнеров…

  — Мы понимаем, что мешки возле каждого дома – это не дело. Пока это вынужденная мера. Районный оператор один процент от выручки может тратить на приобретение контейнеров. Нами подана заявка в правительство республики о необходимости приобретения 1062 контейнеров, а также строительства 439 площадок. Примерная стоимость – порядка 37 миллионов рублей.

  Хотя там, где сбор и вывоз мусора был организован, контейнеры были. Кроме этого, мы закупали контейнеры на деньги из республиканского бюджета, выделенные на прибрежную зону.

  Проблема встанет в другом. Практически невозможно правильно установить контейнер в сельской местности: по закону он должен находиться не менее чем в 20 метрах и не более чем в 100 метрах от дома. Где их располагать на узкой сельской улочке? Очевидно, что здесь необходимы какие-то изменения.

Две беды

  - Вопрос про дорогу на Правобережье – от Тресковского моста до Дулана. Она уже всех достала. Его поднимали на сходе жители Сухой, и каждый, кто ездил в ту сторону, этим вопросом задаётся.

  — Так получилось, что, участвуя в федеральной программе «Подлеморье» и строя дорогу в Энхэлуке, Сухой и Заречье, мы приводили в негодность дорогу, о которой вы говорите. Плюс движение лесовозов, большегрузных машин…

  Неоднократно поднимал этот вопрос на уровне правительства. Алексей Самбуевич дважды давал поручение установить там весовой контроль. Приезжает контроль на неделю – все лесовозы идут другими дорогами – всё нормально…

  По данным «Бурятрегионавтодора», проектно-сметная документация на этот участок – 37 километров – будет изготовлена только к 2022 году, а освоение денег – в 2024-м. Стоимость работ – порядка 2,5 млрд рублей. Это громадная сумма, и пока неясно, насколько вероятно её выделение. Но мы будем надеяться.

  Дороги у нас, конечно, в ужасном состоянии. Они ремонтируются за счёт средств дорожного фонда, который формируется, в свою очередь, из нормативов отчислений от акцизов. В Республике Бурятия – это 10 процентов. В соседнем Забайкальском крае –15 процентов. Увеличение доли отчислений в дорожный фонд – прерогатива республиканского парламента.

  Мы с депутатами от Кабанского района пытаемся добиться увеличения отчисления в дорожный фонд от акцизов с 10 до 15 процентов.

  Если местные дороги мы сейчас не будем ремонтировать, завтра это сделать будет невозможно. Их надо будет класть заново. Возьмём Выдрино – там средств из дорожного фонда хватает только на чистку от снега. Весна, лето – на ремонт дорог денег нет!

  - Интересует вопрос по федеральной трассе: кто осуществляет на ней ремонтные работы, и как долго они будут длиться?

  — Сейчас по большому счёту все, кто работает на федеральной трассе – наши соседи-иркутяне, поскольку дорожники Бурятии каким-то образом оказались в стороне… Наибольший фронт работ у АО «Дорожник». Руководители АО «Дорожник», ДСК и ряда других говорят: в Иркутской области мы уже не работаем, там конкуренция большая. Все зарегистрированы в нашей налоговой инспекции, налоги отчисляют в бюджет района. Несколько раз приходилось обращаться к ним за помощью, и иркутяне без разговоров помогали району бульдозерами.

  - Вопрос по иркутской фирме ДСК. Жители Тресково боялись, что его мобильный завод будет загрязнять воздух. Их успокаивали: не будет. Там самые современные технологии. А сейчас он здорово запылил.

  — Он не пылил, потому что не работал. Но по документам у них санитарная зона – 300 метров от завода. И когда делали замеры на границе санитарно-защитной зоны, превышения допустимых выбросов не было. Соседство с населённым пунктом, конечно, нежелательно. Но если так рассуждать… В Селенгинске ЦКК дымит и порой пахнет, в Каменске и Тимлюе – цемент, жизнь не остановишь, приходится терпеть. Асфальто-бетонный завод на ст. Тимлюй практически среди домов стоит... А в Тресково всё же солидное расстояние.

  Сейчас там дополнительно устанавливают пылеулавливающее устройство, а также монтируют сетку около шести метров высотой, смачивают массу перед дроблением. Надо потерпеть, дорога всем нам нужна. А ещё в ДСК устроились 25 местных жителей.

  - А что с многострадальным Нюкским мостом, Алексей Анатольевич?

  — Взялся его достраивать наш Сергей Валентинович Петров (ДРСУ — ред.), в ноябре обещает закончить. Попросил воду речки Кабаньей отвести на Боргой. Мы договорились, это нужно и нам, чтобы в Боргое вода была на случай торфяных пожаров. Видим: Петров за дело взялся серьёзно.

Что с нашим лесом происходит?..

  - В Селенгинске, возле профилактория, продолжается вырубка леса. Люди жалуются. Это не противопожарные разрывы, не участки, выделенные под строительство. Кто-то выборочно добывает деловую древесину.

  — Насколько мне известно, там заведено уголовное дело. С лесом вообще всё сложно. Возьмём те же противопожарные разрывы. Пожарники по нормативным документам заставляют их делать, а лесники говорят: попробуй только, это Гослесфонд, ответишь! Вот такая коллизия.

  В.Н. Бурьян на собрании граждан в Селенгинске сказал: идёт разбирательство, человек известен. Надо, видимо, подождать.

  - У нас вообще непонятно, что творится. Вроде бы нельзя рубить, а везде рубят. В дворецком бору целые квартала помечены под вырубку. А закон в Центральной экологической зоне Байкала даже санитарные рубки не допускает…

  — Здесь действительно какая-то вакханалия. Недавно приглашали в район аграрный комитет Хурала во главе с П.Л. Носковым. Многие наши сельхозники, в частности Н.Я. Суранов, высказывали недоумение по поводу лесозаготовок: нам нельзя, а им можно. Им говорят: так это юридические лица, становитесь юрлицом и участвуйте в конкурсе. Но они ведь однозначно проиграют профессиональным лесозаготовителям, у них разные весовые категории.

  Конечно, у населения масса вопросов. Чистый бор – какие санитарные рубки? В Клюевке вырубили кедрач, сосну, сделали запрос в лесхоз – всё законно. Подключалось население, поднялся шум, оказалось – иркутяне и незаконно. Пока собирались с проверкой, они резко собрались и уехали с концами.

  Но мы не молчим, сейчас А.С. Цыденов очередной объезд районов делает, так перед ним вопрос и поставим. Во-первых, почему одним можно, а другим нельзя? Во-вторых, почему лес муниципалитеты обязаны защищать, участвовать в тушении пожаров, а распоряжаются им другие?

  Ведь в советское время всё решалось, потому что система работала по-другому. Сейчас в одном здании непонятно, сколько организаций лесных, а лесников не хватает. На пожары самолёты летят со всей России, деньги большущие выбрасываются... Вы восстановите ту систему, и люди будут ответственно к делу относиться.

  - Мы навскидку только в Кабанске семь пилорам насчитали. Что они пилят, если лес заготавливать нельзя?

  — У нас в районе работает около 30 лесозаготовителей. Были только местные, теперь всё чаще стали попадаться иногородние. Кто что будет беречь? Эту тему надо всем народом поднимать, иначе мы весь лес вывезем.

  Кто-то из-за кулис это хозяйство регулирует. Я сам трижды ходил в прокуратуру из-за одного предпринимателя, занимавшегося лесом. Его арестовали, предъявили обвинение в незаконных рубках. Я просил: разберитесь, не мог этот человек стать преступником, я ему верю.

  Прошло время – и человека отпускают. Он заболел, с семьёй плохо, технику покончали. Тогда что и для чего это было? Видно, в этой отрасли так: захотят – накажут, захотят – зелёную улицу дадут…

О Байкале и китайцах

  - Что с заводом по розливу воды, который китайцы задумали в Клюевке?

  — У нас перед глазами уже был пример – Култук. Для меня удивительно: завод признают незаконным, когда он уже в высокой степени готовности. Куда смотрели надзорные органы?

  Мы обратились в районную и природоохранную прокуратуры, пригласили представителей фирмы «Колодец земли». На первый взгляд, нарушений при приобретении земельного участка не было. Но на прошлой неделе пришло письмо из природоохранной прокуратуры: приватизация земли прошла незаконно с теми же нарушениями, какие были допущены при приватизации имущества лесобазы в Выдрино. По решению суда землю вернули в федеральную собственность.

  По Клюевке прокуратура намеревается идти по тому же пути. Но даже если это не получится, то всё равно окончательное «добро» на строительство завода никто не даст. Верю в это, потому что считаю: если розлив байкальской воды необходим, то пусть этим занимается российский инвестор, ещё лучше – житель Кабанского района.

  - С Клюевкой более или менее понятно. А нет ли информации о других китайских объектах в районе?

  — Граждане Китая периодически пишут заявки, продолжается подача заявлений на земли вокруг бывшей базы «Заготзерно» на станции Селенга, где они сейчас орхидеи выращивают. Они планируют строить там придорожный сервис, гостиницу. Мы стали внимательнее относиться к таким заявкам, вникать в ситуации поглубже. Хотя скажу прямо: полностью влиять на ситуацию не имеем возможности – закон не позволяет. Причём китайцы стараются зайти к нам через граждан России, и отказать им порой нет законных оснований. Ну почему мы привыкли сдавать им землю именно на 49 лет? Давайте, на 5 лет, на 3 года, а там посмотрим… Если видим какое-то нарушение, то – шлагбаум, и – до свидания! В Истоке в своё время совхоз «Большереченский» бурил скважину и наткнулся на горячий источник. Вода пошла, но народ у нас такой: быстро придумали, что делать – забили трубу камнями. Как китайцы про этот источник узнали, непонятно. Но когда объявили торги на аренду этого участка, около 5 гектаров, они заявились и победили. Что они там делать собрались, не знаю. Пока никакого движения по этому участку нет.

  - По Сухинскому поселению в решениях по земле очень часто встречаются китайские фамилии… Бабушкин (Лимин), Клюевка, Исток, Сухая, больше они нигде не засветились?

  — Больше мне ничего неизвестно. Росреестр таких данных не даёт. Чтобы он принял запрос, необходимо указать конкретный адрес, а это нереально. Но я думаю, что пример наших земляков, продавших гражданам Китая земельные участки или объекты, заразителен, и последователи у них найдутся. Китайцы идут не просто так, они идут с деньгами…

Очень конкретно

  - Алексей Анатольевич, жители улицы Истомина в Кабанске 30 лет живут без воды. Где-то скважины забиваются. Будет ли вода у них и в «Кабанюках»?

  — 67 процентов питьевой воды не соответствует санитарным требованиям. Наверное, и мои предшественники пытались решать эту проблему.

  Мы для себя составили очерёдность строительства сетей водоснабжения: Закалтус, Кабанск, Брянск, Тресково… В Закалтусе скважины пробиты, торги объявлены. По улице Истомина пробурены разведочные скважины. Сделан запрос предложений на изготовление проектно-сметной документации – это улицы Истомина, Кирова, ФГУП «Байкальское», микрорайон лесхоза. Планируем всё это закольцевать. Северную часть запитать от башни на улице Энергетиков, в том числе улицы Октябрьская и Полевая, остальная часть, в том числе «Кабанюки», будут запитаны от новой скважины.

  Рассчитываем всё это сделать в ближайшее время и будем двигаться дальше – в сёла…

  - По каким причинам никак не начнётся строительство Клюевской школы?

  — Проектно-сметную документацию на этот объект мы сделали, как от нас и требовали, до 1 ноября 2018 г. Провели экспертизу сметной стоимости, получилось 251 млн с копейками. Нам говорят: дорого, и предложили откровенно: даём вам 195 млн, вы постройте, но из проекта ничего не убирайте. То есть, постройте на 251 млн, но за 195! Мне ничего не оставалось, как встретиться с Алексеем Самбуевичем. Выслушав меня, он дал поручение своим заместителям о передаче этого объекта УКСу, которое должно школу построить и передать району.

  Всё это время шла передача документации, земельного участка и здания старой школы, потому что имеющуюся школу нужно сносить. А это может сделать только собственник, и обойдётся это в 3,5 млн рублей.

  Спасибо главе республики, что найден оптимальный вариант. В ближайшее время УКС проведёт торги для определения генподрядчика. Начало строительства определено на лето этого года.

  - Получается, что у нас у каждого значительного объекта непростая история. Что с птицефабрикой, Алексей Анатольевич?

  — Я был очень удивлён, когда услышал, что в июне на площадку, определённую под птицефабрику, заходит инвестор. Неделю пытался связаться с министром по инвестициям Виноградовым: кто заходит, что будет строить? До сего дня толком не знаем. Знаем, что «Ноябрьскпродсервис», обозначенный инвестором, – это люди-«нефтянники». Деньги у них, конечно, есть, вот наше правительство и предложило вложить их в птицефабрику. Они дали согласие, но окончательной ясности нет. Поэтому просим всех доводить населению достоверную информацию, поскольку история с этим строительством затянулась.

  - Что у нас с медицинскими кадрами? Вы способны повлиять на эту проблему?

  — Кардинально влиять мы, скорее, не можем, чем можем. Здравоохранение – полномочия субъекта, но мы, конечно же, этим занимаемся. Вместе с «Байкальскими огнями» мы решали вопрос по главному врачу, произошла смена. Был назначен Михаил Валерьевич Батуев. Его многое выгодно отличает от предшественника. Но вопросов в этой отрасли остаётся много...

  Местные власти передали медикам пять квартир. Насколько мне известно, стоит пустая 3-комнатная квартира в Селенгинске. М.В. Батуев ездит в Читу, Иркутск, переписывается с коллегами, но не может найти семейную пару врачей. Здесь, скорее, не местные причины, а глобальное положение дел в стране. С момента действия программы «Земский доктор» в район приехало 67 врачей. Из них продолжают работать 38. 29 уволились, 14 отработали положенные пять лет и уехали. 15 расторгли договор досрочно.

  Мы готовы решать свои вопросы: где с жильём, где с земельными участками, где с устройством детей в дошкольные учреждения. Но хватит ли этого? В государстве что-то менять надо, так же, как и с педагогами. С ними похожая картина. Хотя, думаю, миллион на земского учителя, который начнёт работать с 2020 года, будет более эффективным – молодые учителя, если они из нашего района, охотнее останутся здесь.

  И мы с этого года выплачиваем каждому молодому учителю 50 тыс. рублей. Немного, конечно, но самое необходимое они могут приобрести. И дальше будем смотреть – по возможностям бюджета.

  - Единственное «островное» кладбище в районе – в Тресково. Там раньше был понтонный мост, потом его разобрали, и людям стало сложно хоронить и вообще попадать туда. Ещё это кладбище оказалось на территории Шергинского поселения. Копится свалка, всё запущено… Есть ли какой-нибудь шанс исправить ситуацию?

  — Несколько раз приходилось быть участником похоронных процессий в Тресково. Погрузка-выгрузка в лодку, всё это качается, думаешь: сейчас уронят… Думаю, пришло время искать земельный участок на этой стороне.

  Строительство моста маловероятно, такие затраты… Думаю, ничего страшного, если будет два кладбища. Можно посоветоваться с батюшкой. Но хватит подвергать опасности жизни людей. Нужно с местными депутатами обсудить этот вопрос и выходить к людям.

  - Есть ли надежда на возрождение Кабанского плодоовощного завода?

  — Очень хотелось бы. Когда заходил в район известный в Бурятии земледелец Пак, несколько раз разговаривал с ним, даже вопрос брали пошире: у нас масса ягоды зреет на дачах, дикоросы, возможности заморозки – а забайкальцы всё увозят. Пак настраивался восстанавливать завод. А потом его объявили банкротом…

  Теперь не можем его в район зазвать, чтобы уточнить, есть ли какая-то перспектива. А вчера приходили местные жители: заборные плиты на заводе опять покосились, грозят упасть. Этот вопрос нужно решать.

  - Жители Кабанска озабочены состоянием Истока. Он высох и понемногу превращается в свалку. Рассматривается ли вопрос по его очистке, обводнению?

  — Вопрос рассматривался неоднократно. В последний раз – когда подтоплялись Большая Речка и станция Посольская. Мы заодно показали приехавшим специалистам Исток, спросили, что можно сделать. Ответ был такой: давайте доделаем по Большой Речке. В районе лесхоза – искусственная насыпь, которая перекрыла поступление воды в Исток. Понятно, что это делалось в большое наводнение.

  А сейчас, я думаю, стоит взять на себя ответственность и привести всё это в первоначальное состояние. Вода в центре Кабанска – это хорошо даже для души… А принять участие в уборке Истока, мне кажется, никто не откажется.

  - Дачники очень сильно опасаются новых налогов – на скважины, теплицы…

  — Была недостоверная информация об этом. Специально изучен новый закон. Физических лиц эти налоги не касаются. Это будет последняя глупость, если кто-то так сделает.

  - Вопрос такой: кто устанавливает сроки отопительного сезона?

  — По большому счёту – местная администрация, а ресурсоснабжающая организация должна представить расчёт положительных или отрицательных среднесуточных температур на границах осени-зимы и весны-лета. Средняя продолжительность отопительного сезона в нашем районе – 240 дней, в районах республики она немного разнится.

  - В Каменске отопление нынче отключили на пять дней раньше, чем в Селенгинске и Кабанске. Согласно Яндексу, среднесуточная температура составляла тогда 7,2 градуса, то есть 8-и градусов ещё и не было…

  — Значит, в этом был интерес у ТГК-14. Мы уже дали оценку этому факту.

  В заключение нашей, несомненно, плодотворной встречи А.А. Сокольников сказал:

  — Я читаю «Байкальские огни», уважаю за позицию. Мы в чём-то схожи – мы тоже хотим вести свою линию и отвечать за неё. Думаю, народ поймёт и оценит, когда увидит, что власть и газета едины в стратегических моментах, в важные для района дни. Верю, что мы ещё немало сможем сделать!

  Редакция «БО» благодарит Алексея Анатольевича за откровенный и содержательный разговор.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

0