Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

14.02.2019 08:41 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 6 от 07.02.2019 г.

«Главные браконьеры – промышленники и рыбинспекторы!»

Автор: Виталий ПОПОВ.

Сенсационное заявление врио руководителя Ангаро-Байкальского ТУ федерального агентства по рыболовству Р.В. ГАРМАЕВА ввело глав поселений Кабанского района в ступор...

  Январское собрание глав поселений Кабанского района поистине можно считать уникальным. Здесь можно было наблюдать, пожалуй, единственный в своём роде пример, как на защиту простых, а главное, конкретных людей, встали самые авторитетные люди района, не стесняющиеся жёстко критиковать карательные действа федеральных структур.

  Речь идёт о беспрецедентном случае, произошедшем в ноябре 2018 года, когда рыбинспекторы выписали бригаде Кабанского рыбозавода штраф, превышающий 12 миллионов рублей.

  Главными гостями на коллегии стали врио руководителя Ангаро-Байкальского территориального управления федерального агентства по рыболовству Р.В. ГАРМАЕВ и главный госинспектор Байкало-Селенгинского отдела того же управления И.П. СОЛОДИМОВ. Забегая вперёд, отметим, что прибыли начальники, как и полагается власть имущим, с благородной целью – объединить усилия с местными властями и просветить народ, как нужно правильно рыбачить.

  Начальник Байкало-Селенгинского межрайонного отдела рыбоохраны Игорь Солодимов был немногословен и сообщил лишь, что у их ведомства идут расхождения и «неправильные толкования» с минсельхозом. Чего не скажешь о его старшем коллеге по надзорному делу Романе Гармаеве, который в своём выступлении умудрился даже уточнить место работы невестки одного из пойманных нарушителей.

  Чтобы детально обрисовать всю картину происходящего и дать возможность прочувствовать атмосферу происходящего, приводим диалог, касающийся рыбалки, с незначительными сокращениями.

Откровения Гармаева, или Иногда лучше молчать, чем говорить

  Р.В. Гармаев: Здравствуйте! Чуть более полутора лет я занимаю должность заместителя руководителя по охране водных биоресурсов, а в апреле будет год, как я временно исполняю обязанности начальника управления.

  Честно говоря, я очень долго работал в правоохранительных органах, был зам. командира ОМОНа, и иногда касался нереста, когда выделялись сотрудники. Когда пришёл работать сюда, первое время где-то недопонимал. Но сейчас я уже начал понимать, что в отрасли у нас везде, не только в Бурятии и в Кабанском районе, но и в Иркутской области, и в Забайкальском крае натуральный бардак.

  По моим умозаключениям первые браконьеры – это промышленники. Потому что квоты выдаются одним, а при разбирательстве выясняется, что вылавливают совершенно другие.

  Последний пример с Кабанским рыбозаводом показал, что мои умозаключения имеют место быть. Разговор с руководителем рыбозавода показал, что промышленников в Кабанском районе ни один инспектор никогда не проверял. Товарищ Суворов (экс-главный госинспектор Байкало-Селенгинского межрайонного отдела рыбоохраны – ред.) не давал инспекторам проверять промышленников. И, по словам директора, у них была устная договорённость. Сюда же он и минсельхоз приписал, мол и с ними была какая-то договорённость. Возникает вопрос – что за договорённости были? Какие-то интересы, значит, преследовали. Но не пойман не вор, однако факт есть.

  Второй браконьер в моём понимании – это рыбинспектор. Это я вам серьёзно говорю. Правильно говорят, что у каждого рыбинспектора свои бригады, свои общественные инспекторы. Да вы и сами всё прекрасно знаете. Возьмём общественников. Приходит ко мне человек, просит взять его в общественные инспектора. У него есть «Урал» с бухтой, есть «Амур», бензин, солярка, сеть – всё есть. Спрашиваешь, какой интерес? – Молчит. И я сразу говорю, что категорически против того, чтобы они браконьерничали. Приходили бы от души, от сердца помочь, другое дело.

  Я очень внимательно читаю «Байкальские огни», подчёркиваю, коплю их, подшиваю, о чём вы с рыбинспекторами разговариваете. Читаю, а там пишут, что бригадира якобы в заблуждение ввели, и он рыбачил, где хотел. Хотя весь пакет документов у него на руках. Грош цена тому бригадиру, который не разбирается в этих бумагах! В разрешении указаны координаты, где он может рыбачить. А он в стороне за 70 километров попался.

  И не забывайте, что мы находимся под надзором природоохранной прокуратуры. В случае с Кабанским рыбозаводом, когда я ещё не знал, что там задержали бригаду, мне сразу же позвонили из ФСБ, через 5 минут – из природоохранной прокуратуры. И только через час мне позвонили инспекторы, и сказали, что задержали две бригады: «титановскую» и ещё одну. А потом ко мне приезжает директор рыбозавода и говорит: «Роман Васильевич, может, договоримся с вами?» Такого не должно быть! Понимаете, я всю жизнь в правоохранительных органах проработал. Как здесь договориться? Это уже коррупция!

  Поэтому я всем главам поселений и говорю, давайте работать. Честно вам скажу, я товарища Суворова год, наверное, догонял, чтобы он мне дал график поселенческих сходов. Он обещал-обещал... Ну, ему видимо выгодно, чтобы я не ездил и не слышал, что люди говорят. А у меня есть желание послушать народ. Сейчас товарищ Суворов по собственному желанию уволился. Вместо него назначен полковник министерства обороны, бывший зам. военкома Бурятии. Я думаю, что в рыбной отрасли он разберётся. Человек он честный и наверняка проявит интерес к гражданам.

  Я иногда сяду в машину, меня же никто не знает, приеду куда-нибудь, послушаю – такого наговорят. Для примера, один раз мне сказали: «Я бы никогда не выходил рыбачить, если бы рыбинспекция работала в рамках закона. А так – нам ловить не дают, а сами рыбачат».

  Уверяю, что в этом направлении работа ведётся. Сейчас у нас идут штатные мероприятия. Один отдел переводят в Иркутск, улан-удэнский отдел полностью сокращают, потому что с теми людьми невозможно работать. Там все замешаны на браконьерстве. Для примера, 3-4 улан-удэнских инспектора построили себе дачи в Заречье. В прошлом году рядом с их домами гражданин тоннами принимал омуль, а они ничего не видели. Да и вообще везде, где пишут заявления, всюду замешана своя же рыбинспекция. Они всё это и организовывают. Даже выделенный государством транспорт по назначению практически не работает, а используется для личных целей – сотрудники с помощью него охотятся. Бензин – воруют. В Забайкальском крае в прошлом году выявили 17 тонн. 7 тонн из них мы доказали, но на остальные 10 в последний день в управлении вдруг появились документы, хотя мы там всё перерыли. Откуда появились? – говорят куда-то запали. Но так ведь не бывает.

  Я за всю жизнь столько в Следственный комитет и в полицию не ходил, хотя и работал в полиции, как на этой должности. И честно сказать, была бы у меня возможность, я бы всех рыбинспекторов уволил и взял новых, пусть даже неопытных. Но закон у нас этого не позволяет.

Страсти накаляются

  Р.В. Гармаев: Бардак у нас есть, и, наверное, будет. Одномоментно мы всё не исправим, и наверняка желающие нажиться будут.

  Глава района Алексей Сокольников: То, что вы так самокритично говорите, что каждый рыбоохранник вор и бандит, дело ваше – наводите порядок. Другое дело, когда речь идёт о случае с многомиллионным штрафом, и вы ссылаетесь на газету. Да она просто обязана встать на защиту и доводить эту информацию до народа. Вы чуть ли не первыми браконьерами называете наших рыбаков, а я вам скажу, что именно эти рыбаки – из Посольского, Оймура и Ранжурово – это самые законопослушные люди, которые никогда и ничего не сделают против закона или природы, они так воспитаны. А этот случай показал, что кто-то людям вовремя не объяснил. Поэтому они тоже по-своему правы – они всю жизнь так рыбачили. А раз уж вы решили наводить порядок, зная, что там какие-то требования не исполняются, то сперва нужно было организовать собрание, подключив нас и минсельхоз, и предупредить людей, что с этого года рыбачить как раньше нельзя. И я вас уверяю, они работали бы строго в установленных местах.

  Когда мы узнали о случившемся, то сразу же инициировали совещание в минсельхозе, где, кстати, ещё до начала заседания все склонялись к тому, что рыболовецкие участки нужно отменить. Хорошо, что вопрос этот ещё не закрыт, и всё идёт к тому, что наказание отменят. Поэтому назревает другой вопрос – кто за это недоразумение будет отвечать? У людей изъяли невод и фактически оставили их без работы! И я в большей степени согласен с тем, что было изложено в «Байкальских огнях» – о составлении протокола в день изъятия, о порядке подсчёта рыбы, что её можно было выпустить и т.д.

  Если уж мы хотим нормально охранять биоресурсы и взаимодействовать с населением, то нужно нормально общаться с людьми. Тогда и будут рыбаки делать всё, как положено – они ведь этим живут. А так на федеральном уровне всё позапрещали – и выживайте как хотите! Хотя в указе президента написано «Субъекту обеспечить работу» и т.д. И кто чем обеспечил? На 6 месяцев дали субсидию, а что будет в этом, в следующем году – неизвестно. И как людям дальше жить? Если даже на секунду представить, что штраф обрёл законную силу – значит всё, предприятия больше нет. Они если всё имущество распродадут, то может быть и соберут эти 12 миллионов.

  Обвиняя общественных инспекторов, что все они преследуют свои интересы, то объясните для чего приезжает спецназ и ОМОН? От них ведь одна неразбериха и каждый из них уезжает не с пустыми руками. Любой рыбак вам скажет, что все они приезжают поохранять и что-то с собой прихватить.

  Понятно, что проблемы есть и вы, как надзорный орган, обязаны их решать, но делать это нужно цивилизованно.

За дело взялся Боровик

  Редактор «Байкальских огней» С.В. Боровик: Роман Васильевич, у вас как мантра несколько раз прозвучало такое заклинание «Мы работаем по закону, мы будем действовать только в рамках закона». Скажите, пожалуйста, как вы оцениваете действия госинспектора Черниговского с точки зрения морали и закона? Это же надо додуматься: заставить двух рыбаков, причём в годах, ночевать на льду и караулить изъятую у них рыбу, а самому, как барину, уехать отдыхать на турбазу в Дубинино!

  Р.В. Гармаев: Они без машины были или как? Директор рыбзавода не мог предоставить им транспорт?

  Первый замруководителя райадминистрации Г.В. Осетров: У них же отобрали, они же и охраняйте. (Смех в зале.)

  С.В. Боровик: Вагончик директор им должен был привезти, чтобы они там жили?

  Р.В. Гармаев: Не надо вагончик, в машине любой...

  А.А. Сокольников: Геннадий Васильевич правильно говорит – если инспектор составил акт, изъял рыбу – пусть сам её и охраняет! Это ещё раз показывает законопослушность наших рыбаков. А можно было расписаться в акте и уехать.

  Г.В. Осетров: Или вообще могли увезти ночью всю рыбу и всё.

  Р.В. Гармаев: Акт был составлен...

  А.А. Сокольников: Да не был он составлен!

  С.В. Боровик: Ну как вы считаете, это нормальная работа, когда инспектор на турбазе отдыхает, а бригадир бегает на себя компромат собирает?

  Р.В. Гармаев: А как он на себя компромат собирает?

  С.В. Боровик: Привёз бумаги на рыбу, на её сдачу. А инспектор появился на рыбзаводе, лишь чтобы сказать: ну посчитайте!

  Р.В. Гармаев: Если человек нарушил, то у нас в отделе, в полиции, говорят же – принесите справку такую-то...

  С.В. Боровик: Вы понимаете, что если дело дойдёт до суда, то вы будете выглядеть очень некрасиво?

  Р.В. Гармаев: Ну давайте и будем. Суд определит.

  С.В. Боровик: 60 мешков рыбы – каждая сорожка стоит 250 рублей – и вы её поштучно побрезговали посчитать. Сосчитали в одном мешке, умножили на 60 и выявили общий ущерб. Разве так делается?

  Р.В. Гармаев: Давайте так. Я всё, конечно, понимаю, но складывается такое ощущение, будто я, Гармаев, эту рыбу поймал. Ловил-то Кабанский рыбозавод. Давайте начинать с этого…

  С.В. Боровик: Я смотрю в вашем понимании уже сама добыча рыбы является преступлением – «Это не Гармаев поймал, а рыбозавод».

  Р.В. Гармаев: Эти законы не я придумывал. Меня поставили, чтобы следить. А правила о рыболовстве – это приказ минсельхоза.

  С.В. Боровик: Если дело дойдёт до суда – всплывёт вопрос о координатах. У Гармаева спросят: где у тебя сертифицированные приборы, навигаторы, которыми ты точно определяешь участки на льду?

  Р.В. Гармаев: Знаю всё, я уже на эту тему разговаривал.

  С.В. Боровик: У вас их нет. У рыбаков их тем более нет.

  Р.В. Гармаев: Согласен.

  С.В. Боровик: Как они должны координаты на льду определять?

  Р.В. Гармаев: Согласен с вами. Если бы он немного вышел за пределы – то да. Но извините, он на десятки километров ушёл от рыбопромыслового участка. Мне кажется, здесь навигатор даже не нужен.

  С.В. Боровик: Кстати, насчёт рыбопромыслового участка. В билете у бригадира Лю-Чан-Мина указан остров Кукуй. Почему-то Кукуй, хотя он Кокуй. С каких это пор остров — часть суши становится промысловым участком? Это вы мне можете объяснить?

  Р.В. Гармаев: Ну разберёмся. Эти промысловые участки не Гармаев выделяет, а минсельхоз. Все вопросы к нему.

Давайте жить дружно

  А.А. Сокольников: Роман Васильевич, любой вопрос можно решать по-разному. Большая часть населения к этому случаю относится негативно. Поэтому я прошу вас в дальнейшем теснее с нами взаимодействовать, посетить штаб по охране нерестового омуля. Чтобы как минимум в дальнейшем не было заключений природоохранной прокуратуры, что охрана нерестового омуля у нас не проводится. Пока же это реальная оценка всех нас в этом вопросе.

  Р.В. Гармаев: Я с вами согласен, нам нужно наладить контакт. Потому я сегодня и приехал, хотя мог и не приезжать, конечно. (Смех в зале)

Щепотка соли на дорожку

  Г.В. Осетров: Извините, Роман Васильевич. Я 20 лет отработал в Кабанском рыбозаводе, поэтому эти проблемы мне знакомы. Прямо скажу, что деформирование отрасли принесло одни проблемы. Послушав вас, становится понятно, что работаете вы всего полтора года, год в качестве руководителя. 27 лет вы трудились в силовых структурах. Ничего не могу сказать – там у вас, наверное, есть знания, компетенция. Вы же не сразу там стали полковником, начинали, наверное, с лейтенанта. А здесь вы заняли большую должность, не имея соответствующей подготовки. И сделали сразу конкретные выводы. Думаю, в этом и кроется проблема недопонимания между рыбаками и контролирующими органами из Ангаро-Байкальского управления. Не стоит обвинять промышленных рыбаков, местное население. Их и так во всём ограничили, ничего не дав взамен. Вот о чём надо подумать. Нам нужно наладить межведомственное общение и работать вместе. Так мы сможем урегулировать возникающие споры. В противном случае ничего хорошего не будет.

  А.А. Сокольников: Нужно понимать, что мы не выступаем за то, чтобы дать рыбакам зелёный свет, чтобы они делали, что хотели. Всё должно быть по закону. Но чтобы добиться порядка, нам нужно плотно сотрудничать и, где надо, работать на опережение.

  Примечательно, что за получасовое выступление Роман Гармаев умудрился обвинить всех причастных к рыбной отрасли людей в браконьерстве (с чем, собственно, большинство наших граждан наверняка согласится). Но пороча одних, порой опираясь даже на слухи, он почему-то ни разу не упомянул о своих бывших коллегах, пойманных с омулем. Из этого складывается впечатление, что те, кто должен охранять, попавшись с рыбой, в упор не замечаются, а рыбак, опустивший невод не в том месте автоматически становится злостным браконьером. Не слишком ли однобокий подход, при котором одним рыбачить можно, а другим нельзя? Это, кстати, противоречит словам самого Романа Васильевича.

  Так может правы наши, теперь уже безработные рыбаки-антимиллионеры, утверждая «Пока в рыбоохране будут работать бывшие гаишники, полицейские, военные и другие люди, незнающие ничего о рыбалке и рыбной промышленности, порядка не будет!»?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

25