Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

07.11.2019 09:05 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 30.10.2019 г.

Сюжет второй серии о жизни Кокуй-городка, пропавшего с карты Кабанского района Бурятии

Автор: Елена ШУШУЕВА.

На старой самодельной карте всё не так, как сейчас. Раньше мало кто называл этот остров Кокуем. Говорили – остров Северный, остров Хребтов. Но так, видимо, было до большого затопления Ангарской ГЭС.

Любовь Григорьевна Темникова, в девичестве Березовская: «Прошлым летом мы с сестрой были на Кокуе. Острова почти не осталось – вода…»

  Если первая серия нашего фильма про остров Кокуй – о детстве, то вторая будет о юности. Герои первой серии – два мальчика, героиня второй – высоконькая кареглазая девушка из села Дубинино. Семнадцатилетняя Люба, Любаша Березовская. И если браться снимать фильм о кокуйских судьбах – прожитых, как песнях спетых, то это о ней.

  1949 год. На Кокуе лето, прозрачная голубая гладь воды. Над островом «плывёт» романс:

  Как к лицу тебе, слышишь, родная,

  Эта тёмно-вишнёвая шаль!

  Вечереет. Любаша и её подруги Катя и Нюра поют в три голоса. Любаша ведёт «верхним», Катя с Нюрой вторят. В голосах – бархат и нежность и что-то ещё… Кажется, они плещутся в золотых солнечных полосках заката, нежно касаясь едва заметных волн.

  Романс внимательно слушает мужчина и две серьёзные женщины. Девчонки не заметили, как они подошли и сели рядом. Рыбообработчицы устали, набегавшись за день. Но петь – удовольствие. Если дома в Дубинино у Любаши по радио звучит романс, ей хочется бросить всё и внимать: Иван Козловский, Владимир Трошин, Людмила Зыкина, Клавдия Шульженко. Раз услышит песню – запоминает и мотив, и слова.

  Романс закончился. Слушатели молчат. Женщины смотрят друг на друга, начинает говорить мужчина:

  — Девочки, у нас к вам серьёзное предложение. Здесь мы на несколько дней. Приехали в Улан-Удэ по приглашению Бурятской филармонии. Мы из московской консерватории. Хотим пригласить вас к нам учиться.

  — Да нам и ехать-то не в чем…

  — Вам непременно надо учиться! Природные редкие голоса... Прежде чем подойти, слушали вас несколько вечеров. Соглашайтесь!

  Любаша поглядывает на свою обувь: чирки прохудились на пятках. Несколько раз она их починяла на скорую руку, но солома снова выглядывает. Москва! Страшно…

  Москвичи повторили своё приглашение не раз. От такой настойчивости девушки стали от них даже прятаться. Так гости и уехали, ничего не добившись...

  Любовь Григорьевна Темникова (в девичестве Березовская) рассказывает это сейчас, а глаза её светятся, как будто ей снова семнадцать. Душа молодая. Старости нет. Всю жизнь она прожила в Дубинино. «Ехать надо было, мама! — говорит Надежда Ивановна, дочка Любови Григорьевны. – Но опять, как поедешь? Время было нелёгкое. Да и мама с бабушкой тебя тогда не пустили: «Надо работать. В Москве бездельничать, улицы красить будешь?»

  Каждую неделю по каналу «Культура» Любовь Григорьевна смотрит передачу «Романтика романса». Дочка улыбается: «Как критик музыкальный оценивает голоса. Сама несколько лет не поёт, после воспаления лёгких голос не тот…»

  Любовь Григорьевна скучает по Кокую. Это слышно в каждой её фразе. Трудилась рыбообработчицей от Дубининского рыбозавода с 1949 по 1953 годы. Рассказывает, а перед глазами ясно встаёт картина...

  ...Конец мая. Стайка молодых девушек. Смеются на длинном причале Третьей пристани. Молодость и радость – рядом. Катя Карачёва, Нюра Серебрякова, Маня Кунгурова, Нюра Новолодская, Нина Березовская, Нюра и Агаша Левины, Нюра Прокопьева, Уля Анисахарова, Нюра Челпанова.

  Девчата едут на Кокуй, на большой рыбпункт Северный. Или – «Сиверный», и протока рядом течёт – тоже «Сиверная». Вот-вот подойдёт катер «Кавасаки», так его называют между собой из-за японского двигателя. Идти по морю километров восемнадцать. Катер «простукает» – пройдёт до острова часа за полтора.

  Едут от Дубининского завода на вахту. Заезжают с двадцатого мая, а обратно с Кокуя вернутся домой в октябре, когда закончится рыбный сезон. Все пассажиры с пожитками, с грузом.

  Электричества на рыбпункте нет. Связь с землёй – по рации. Радист – Иван Дригунов. В его домике живут и бондари Иннокентий Капустин из Энхэлука и Александр Кожевников. Бочки огромные, по 186 килограммов. Делают их в Энхэлуке из кедра. Кедр тогда разрешали рубить для рыбной промышленности. Бочки с рыбой вручную грузят на баржи и отправляют «по морю» в Танхой.

  Заведует пунктом Гавриил Иннокентьевич Лазарев. Он живёт в доме с балконом. На первом этаже склад. А на второй снаружи ведёт лестница. У жены Гавриила Иннокентьевича Веры Фёдоровны есть семиструнная гитара. Она учитель начальных классов, коренная москвичка.

  Супруг – фронтовик. Ранен, и в голове стоит пластина. Откуда его перевели в Кокуй-Северный, неизвестно. Старшая дочь учится в Москве, есть младшие дети. Вера Фёдоровна тоскует на острове и украдкой плачет. Играет на гитаре, а Любаша поёт. У Веры Фёдоровны толстый песенник с нотами. Но она недоглядела, и дети его порвали. Целыми остались только три страницы с романсами. Вот их они и поют иногда после работы.

  Я встретил вас и всё былое…

  (Продолжение следует).

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

3