Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

07.11.2019 09:44 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 30.10.2019 г.

Клавдия Бурлакова из Селенгинска более тридцати лет проработала ветеринаром

Автор: Екатерина ВОКИНА.

Клавдия Петровна из Селенгинска со своими наградами.

  Клавдия Петровна Бурлакова (в девичестве Ипатова) прожила нелёгкую жизнь. 3 ноября ей исполняется 90 лет. Она удивляется: «Как я дожила до такого возраста при тех трудностях, что выпали на мою долю?» А, может быть, наоборот, они ей помогли закалить характер, крепить организм и преодолеть все испытания?

  В семье она была старшей среди четверых детей. Отца Петра Ивановича забрали на фронт, и Клавдия осталась главной помощницей матери. Её трудовая биография началась в 13 лет. Каким только трудом ни занималась она в свои детские и юные годы: и дрова заготавливать, и за скотиной ходить, и пахать, и боронить, и сеять. Но основным делом её жизни стала ветеринария. Почти всю свою жизнь она прожила в Нюках. И лишь в преклонном возрасте переехала в Селенгинск.

  С высоты прожитых лет самой тяжёлой работой ей кажется лесозаготовка. «Лесину спиливать надо было так, чтобы пень оставался высотой со спичечный коробок, — вспоминает Клавдия Петровна. – А пилы и топоры были плохие, не наточенные. Пилили ручной пилой вдвоём с такой же девчонкой, как я. Бывает, порой пилу зажмёт, стягом расширяю распил. Ох, как тяжело было детским плечом приподнимать лесину! Да ещё смотреть надо, в какую сторону наклон. Лесина падает быстро, бойся, как бы на тебя не свалилась. Много случаев было, что человека придавливало…»

  После 4-х классов учёбу пришлось оставить. Мать, работавшая на ферме дояркой, взяла её себе в помощницы. К 26 «своим» коровам прибавила ещё 10 для Клавдии. Та справилась – с 12 лет свою корову умела доить. «Коровники были худые, крыши мало-мало закрыты соломой, зимой в них стоял мороз, — перебирает в памяти женщина дела давно минувших дней. – Доишь, а в подойнике уже шуга…»

  И с тех пор вся её жизнь была связана с животноводством. В конце 40-х годов её поставили телятницей. Сами голодные, скот тоже. Но выживали как могли, не унывали. Ходили в хребёт за таёжными дарами, начиная с черемши, в Арбек (нынешняя Завилюйка п. Селенгинск) за дровами. Плюс свой огород и корова. И всё же приходилось есть лебеду, крапиву. Много в войну умерло стариков, детей…

  Однажды и её злой рок коснулся своим крылом. С ребятами и соседкой, которая была на 9-м месяце беременности, они отправились на гумно за Еланью молотить зерно. Ехали на тракторе – одном из первых в их совхозе. Трактор был без кабины, тракторист молодой, неопытный. Клавдия сидела на крыле колеса, женщина – на прицепе, больше сесть было некуда. Дорога – ямы да бугры. На одном из них на спуске трактор опрокинулся. Девушку придавило, на лицо посыпались молотки, другой инструмент – шрамы остались до сих пор. Рычагом до самой кости разорвало внутреннюю сторону бедра. Ещё немного – и порвало бы главную артерию.

  Но судьба оказалась милостивой. Ребята побежали за помощью. Клавдию провезли мимо дома в Кабанскую больницу. Она пролежала 3 месяца, чуть не ампутировали ногу. Хорошо, там находился врач из города, он не допустил этого, дав рекомендации по лечению. Посидев после больницы дома, она потихоньку начала выходить на работу.

  Колхозным ветеринаром был Иван Григорьевич Бояркин. Он приметил старательную девушку и задумал передать ей свои знания – сам уже был в годах и собирался на пенсию. Корова заболеет – он подзывает Клавдию, заставляет слушать, ощупывать: «Вот смотри, доярка обкормила скотину, рубец не работает. Толкай руку в «голодную ямку», если шкура за рукой не поднимется, корова заболела серьёзно». Или: «Слушай брюшину: если в ней бурчит, значит, пищеварение нормальное».

  Так и научил её, где у коровы какой орган находится. А потом выхлопотал у председателя колхоза, чтобы её отправили на двухгодичные курсы ветеринаров. Окончив их, она вернулась в родные Нюки. И начался её нелёгкий труд ветеринаром. В 1953 году вышла замуж за Бурлакова Сергея Акиновича. Он тоже всю жизнь работал в сельском хозяйстве – заведующим фермой, бригадиром полеводческой бригады, кладовщиком, учётчиком. Труд супруги понимал и уважал, и всё же нет-нет, да в шутку поговаривал: «Вот что, мать, бери-ка раскладушку, да ступай жить на ферму!»

  Действительно, покой ей только снился. Ночь-полночь могли вызвать на ферму, особенно, когда начинался отёл. Принять телёнка, отделить послед, понаблюдать его первые часы – времени на это уходило много. Порой придёт ночью на «роды», да так и останется до утра, а там попросят заменить какую-нибудь нерадивую доярку или телятницу. Она знала всех коров и телят «в лицо». На Нюкской ферме было до тысячи голов, да ещё Береговую обслуживала. Четыре велосипеда изъездила, хотя для неё был отдельный конь и кошева (сани)! Не успеет с фермы утром прийти, только чаю нальёт, тут береговские в ворота стучат: «Петровна, выручай!»

  Летом много времени проводила на островах, где пасся колхозный скот. Обрабатывала его от диктиокаулеза, овода дустом. И земляки не стеснялись в любое время суток звать на помощь безотказного ветеринара. Она жалела всех, понимала: куда деревня без скотины? И шла спасать в любую погоду, хотя у самой было много хлопот. Трое детей, муж, хозяйство. Тяжело приходилось. Но от общественной работы не отказывалась.

  Со дня создания профсоюзной организации в совхозе «Байкальский» была её председателем в Нюкском отделении. Три созыва избиралась депутатом Кабанского сельского Совета при председателе Н.Г. Попкове, три срока – народным заседателем Кабанского суда.

  …Подходило время пенсии. Коллега К.Н. Таракановский тогда заметил: «Вижу: устала ты, Клавдия Петровна». «Устала, конечно!» — подтвердила она и окончательно решила оставить работу. Хотя начальство и говорило: «А мы думали, ты зиму ещё поработаешь». Но женщина не согласилась – оставить своё дело было на кого, пошли молодые кадры. Но когда просили кого-нибудь заменить, соглашалась без разговоров. «Всю жизнь в животноводстве – так и состарилась, — вздыхает ветеран. Но тут же глаза её вспыхивают задорным огоньком. – И сейчас бы телят ещё полечила!»

  За это и за многое другое уважают её бывшие коллеги. И придут 3 ноября поздравлять, говорить ей добрые слова, желать здоровья. Присоединяемся к этим пожеланиям и мы. Живите ещё долгие годы, радуйте родных своим теплом, близких – полезным советом. Здоровья вам, уважаемая Клавдия Петровна! Пусть не болят ваши натруженные, застуженные руки и бодро ходят ваши неутомимые ноги!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

0