Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

05.07.2018 09:43 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 27 от 28.06.2018 г.

Орлова - Орловская сторона

Автор: Елена ШУШУЕВА.

Одним из 36-и смытых домов был дом Филиппа ОРЛОВА. Его внучка Васса Прокопьевна и приехавшая из Томска правнучка Нина разговаривают с А.М. ТУГАРИНЫМ про Орловскую сторону…

Продолжаем рассказывать о деревнях, в разное время и по разным причинам исчезнувших с карты Кабанского района.

Трижды Георгиевский кавалер Максим Иванович ОРЛОВ, фото около 1917-го года.

Норовистая река

  Ещё когда не было села Красный Яр, люди в том месте жили отдельными маленькими селениями. Было два селения Вторушиных, поодаль – Конёвы, Тугаринское и Орлова – Орловская сторона…

  Орловская сторона началась с трёх фамилий Орловых. В числе первых, по всей видимости, поселился у протоки Бугутур Алексей Петрович Орлов в 1760-1770-х годах. Был он из отставных или приписных солдат, потом перешёл в государственные крестьяне. Место, где он поселился, примерно в полутора верстах от центра нынешнего Красного Яра, ближе к Жилино, начали звать «Орлова», именно так, с «а» на конце. Так считает житель Красного Яра, краевед Анатолий Михайлович Тугарин, собирающий архивные сведения о родном селе.

  Шесть сыновей Алексея Петровича Орлова основали Орловскую сторону, построившись уже на берегу реки Селенги. К 1914 году «сторона» представляла собой довольно длинную улицу-двухсторонку. Жили там и представители других фамилий: Жилины, Изюрьевы, Муравьёвы.

  Селенга – река с характером. Стала она мыть берег. Мыла сильно, вода подходила к усадьбам Орловской стороны, подбиралась к домам.

  Топит… Что делать? Хоть и очень не хочется, но надо переезжать… Ближними к реке стояли дома Ивана Петровича Орлова, 1848 года рождения, и Якова Константиновича Изюрьева, 1871 года рождения. Отошли они с полверсты и поселись на бугре – маленьком бузанчике. Перевезли дома, весь домашний скарб, скот.

  Река мыла, люди постепенно переезжали. Всего было смыто 36 домов Орловской стороны. Но остальные решили перебраться на другое место. Не поехали к Ивану Петровичу Орлову и Якову Константиновичу Изюрьеву. Старики собрались, подумали и выбрали место чуть в стороне, тоже на бузане, но дальше и выше от маленького бузанчика. Получилось, что одна, меньшая часть Орловской стороны, переселилась на маленький бузанчик. А вторая – на большой бузан…

  Большой бузан и сейчас существует и называется Новая Деревня. Есть документ Кударинского волостного правления. 29 апреля 1918 года решался вопрос об отводе земли пятнадцати хозяйствам Красного Яра, смытым Селенгой. Земли решено было выделить из «монастырских оброчных статей», примыкающих к Красному Яру.

Крест

  Было тревожно. Берег приближался всё ближе к домам. Люди решили, что надо позвать священника из Кудары и отслужить молебен. Собрались с семьями, крестным ходом прошли по берегу реки. От сердца помолились и поставили крест.

  Жительница Красного Яра В.Н. Мухина помнит, что когда она была подростком, крест этот стоял на месте заправки. Был он под двускатной крышей, не очень высокий. А внутри было сделано место под икону – небольшую, с ладошку. И она там была.

  Многие в Красном Яре считают, что после того, как поставили крест, река повернула и перестала мыть дома Орловской стороны… И некоторые дома остались на месте.

  Крест стоял долго, а потом сгнил и упал. В деревне так и называли это место – «Крест».

Ивановские

  Тех, кто переселился на маленький бузанчик, позже стали называть Ивановскими. По имени Ивана Петровича Орлова.

  Дух того времени можно ощутить, читая страницу Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения 1917 года. В Национальном архиве Бурятии, в деле № 709 про Ивана Петровича Орлова есть запись.

  «Хозяин. Имеет три надела. Занимается рыбным промыслом. Имеет два фитиля (ловушка для рыбы – ред.), нанимает подённых работников. В хозяйстве пять лошадей. Посевы — 7,2 десятины». (Десятина — 1,09 гектара. Просторные посевные площади были у мужиков до колхозных времён – ред.). Яровая пшеница – 1,3 десятины, яровая рожь – 2,7 десятин, овёс – 2,7 десятин, конопля – 0,4 десятины, картофель – 0,1 десятина. Под парами – 2,7 десятин.

  Имеет сенокосов – 6,3 десятины, в том числе 4 десятины арендовал у крестьян села Посольское. Расчёт был денежным».

  Было у Ивана Петровича два сына: Гавриил Иванович и Максим Иванович. Интересна судьба младшего, Максима. Его призвали служить в 1915 году, во время первой мировой войны, в царскую армию. С фронта Максим возвратился трижды Георгиевским кавалером. Георгиевским крестом, военным орденом четырёх степеней, награждали солдат и офицеров до 1917 года за личную храбрость и боевые заслуги.

  В деревне говорили, что он служил в личной охране царя Николая Второго. Это, кстати, помешало Максиму Ивановичу стать председателем колхоза.

  Старые люди рассказывали, что на собрании, когда организовывался колхоз «Новая деревня», куда должны были войти и жители маленького бузанчика – Ивановские, предложили сначала кандидатуру Максима Ивановича, но кто-то из мужиков выкрикнул: «Какой он председатель? Он царя охранял!..»

  …Прожили Ивановские на маленьком бузанчике больше сорока лет. Переехали в 1914-м, а в 1958-1959 годы снова пришлось переезжать. То ли стали укрупнять колхозы, то ли была другая причина. Последней уезжала семья Устиньи Изюрьевой. Сейчас от Ивановского выселка остались лишь следы от фундаментов, ямы, дорога.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

261