Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

12.12.2018 12:52 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 50 от 06.12.2018 г.

Падающего – подтолкни?..

Автор: Екатерина ВОКИНА.

Многодетная мать из Кабанского района боится, что её опять разлучат с малолетними детьми.

  Наша газета рассказывала о женщине, которую за неуплату алиментов двум старшим детям, живущим с отцом и свекровью, на три месяца отправили в колонию поселения (КП-3). Без матери в деревне остались трое детей – 6, 8 и 9 лет. Отбыв наказание, она снова со своими детками. Слава Богу, за это время с ними ничего не случилось. Но женщина опасается, как бы её снова не оторвали от ребят…

  Когда мы приехали к Ольге, дома был только младший сынок, 6-летний Данила. Девочки были в школе. Мальчик, настороженно поглядывая на чужих людей, жался к матери. Она пояснила, что когда в доме с проверками бывают контролирующие органы, то особо не церемонятся: лезут в холодильник и смотрят, есть ли продукты; проверяют постель и так далее. С ней самой разговаривают не очень вежливо, в основном на «ты». Поэтому ребёнок так и реагирует на чужих.

  Правда, после отбывания наказания, да и во время него, они ни разу не приехали в село, не спросили, как живётся детям без матери и как они живут сейчас, нужна ли какая помощь. Зато недавно опять вызвали в суд. Когда она отбывала наказание, на неё завели ещё одно дело всё по той же статье – за неуплату алиментов. Не успев приехать домой, она получила новую судебную повестку. На этот раз её осудили на 8 месяцев условно.

  Теперь ей надо эти месяцы держать себя безупречно: регулярно платить алименты плюс доход в пользу государства, отмечаться в УФСИН и исполнять ещё кучу обязательств. Одни обязанности, а как же с правами? Впрочем, одно «право» ей предоставлено – трудоустройство. Но вот незадача: где её взять, эту работу?

  В той деревне, где живёт Ольга, работы уже давно нет. На ближайшей ферме зарплату платят «натурой» – зерном, мясом. Но ей-то нужны деньги – рассчитываться с долгами по алиментам и с государством. Предлагали «Абсолют» в Кабанске либо завод ЖБИ в Селенгинске. Туда надо уезжать на целый день, но как оставлять без присмотра малолетних детей? А вдруг с ними что-то случится? Как это произошло недавно у соседки, которая уезжала на работу в «Абсолют», — в один из дней в доме замкнула проводка. Пожар уничтожил почти всё, но дети остались живы. А ведь ЧП могло обернуться трагедией…

  — Куда девать детей, если устраиваться на ту работу, которую предлагают? – спрашивает она как бы сама себя. – В детдом отдавать?... – и надолго умолкает. – А они от меня требуют устройства на работу! Если не буду работать, опять определят в КП-3…

  Неужели снова не посмотрят в глаза детям? А что? От наших властей и правоохранителей всего можно ожидать. И Ольга задаётся вопросом: почему они преследуют именно её? Когда она отбывала наказание в колонии поселения, за всё время не встретила ни одного жителя Кабанского района.

  — Я что – одна такая матёрая преступница во всём районе? – недоумевает она. И тут же находит объяснение: – Просто я доступна для них, никуда не убегаю, не скрываюсь. А куда мне скрываться, у меня же дети. Вот они и ставят себе галочки за счёт меня, дескать, арестовали преступницу, посадили, закон соблюли, отчитались. А ты – как хочешь, и твои дети тоже...

  И ни один чиновник не встал на защиту женщины и её детей. У неё была мысль нанять адвоката, но на какие гроши? Денег катастрофически никуда не хватает. Выручает хозяйство: коровы, за которыми ходили соседи, пока она отбывала наказание; поросёнок, которого на это время забрал брат. Она очень благодарна отцу, родственникам, соседям, которые помогают в меру своих возможностей. Ольга даже не представляет, что делала бы без них.

  Правда, есть в деревне и такие, кто с нетерпением ждёт, когда же она оступится снова. Так и следят за ней, но она твёрдо говорит: «Не дождутся!» А ещё бывало, что кто-то анонимно звонил в разные органы, например, в отдел опеки, и сообщал, что она пьяная, детей бросила. Тут же к ней наезжали с проверкой, да так достали, что в последний раз она сказала: «Больше на порог не пущу!» С той поры пока не ездят.

  Она не скрывает, что в её жизни бывало всякое, в том числе и алкоголь. Особенно в последнее перед колонией время. Муж, с которым прожили восемь лет и родили троих детей, однажды сказал: «Как родила, так и воспитывай!», собрался и ушёл. Сейчас живёт с другой. Было очень больно, вот она и срывалась.

  Приходилось очень нелегко. Жила как на «автомате». Трое маленьких детей, скот, хозяйство, время от времени подработка («калым»), больная бабушка, требующая ухода. Как она вынесла всё это – сейчас даже сама не представляет.

  В колонии Ольга пришла в себя. Хотя и там было очень тяжело. Однажды её вызвали к начальству и сказали, что дети ходят по деревне брошенные, голодные, раздетые. Она тут же позвонила родственникам, у которых жили дети. И только убедившись, что никто их не бросал, поняла, как ей тяжко без своих маленьких кровиночек, как она соскучилась по ним. Кому же она мешает в деревне, кому помешали её дети? Но она приложит все силы, чтобы вырастить их нормальными людьми.

  И не нужны ей подачки в виде канцтоваров на 200 рублей к 1 сентября, и новогодний подарок – один на троих детей. Чтобы получить его, ещё нужно собрать кучу справок... Разве это не издевательство со стороны государства? А как расценивать поведение тех должностных лиц, которые даже по долгу службы не поинтересовались, пошли ли её дети в школу в сентябре, ведь матери рядом с ними не было? Между прочим, средняя дочка пошла в 1-й класс…

  И Ольга снова задаёт вопрос:

  — Неужели органы опеки нужны только для того, чтобы изымать детей из семей? Разве они не обязаны интересоваться, как они живут, не должны помогать? А сколько в деревне семей, где родители запиваются, но никому до них дела нет. Только меня одну видят.

  Её поддерживает соседка:

  — У меня тоже было такое. Наподдавала ребёнку, опека приехала, забрала моего сына и увезла его к бабушке. Меня же стали заставлять рисовать какие-то дурацкие рисунки якобы для выяснения моего психического состояния. Ну, я им и нарисовала какую-то «рыбу-конь»! На этом работа опеки со мной закончилась. Хотя у меня была ещё маленькая дочка. А вдруг я и её бью? Но это никого не интересовало. Забрали рисунок и больше не приезжали…

  Ещё соседка сказала, что Ольга очень изменилась за эти месяцы. Как ни странно, но после колонии она похорошела внешне, стала уверенней и сильнее внутренне. Видимо, было время подумать над смыслом жизни, оценить прожитые годы. Там она поняла, что никогда ни за что больше не оставит своих детей. Но увы, это зависит не только от неё – от разных надзирающих органов, которые «во имя закона» (а если начистоту – ради своих интересов, дабы показать служебное рвение) снова могут пойти на лишение её свободы.

  Ведь перед самым отбытием в колонию женщине нашли работу недалеко от дома, куда можно устроиться по знакомству. Но ей не дали работать – под белы рученьки и в колонию…

  Слушая о превратностях судьбы этой женщины, в подсознании всё больше крепло убеждение, что наши чиновники не помогают человеку, а наоборот, стараются подтолкнуть к пропасти. Ну, оступился человек, может быть, даже нарушил закон. Но ведь за одно и то же не наказывают дважды. А её, похоже, собираются наказывать всю оставшуюся жизнь!..

  А вообще, имели ли право лишать её свободы? Ведь в 2017 г. в статью 82 Уголовного кодекса было внесено изменение, в соответствии с которым суд вправе отсрочить отбывание наказания женщине, имеющей ребёнка в возрасте до четырнадцати лет. А тут без матери осталось трое маленьких детей! Даже за убийство в таких случаях дают отсрочки. Но с этим будет разбираться юрист, которого редакция попросила оказать квалифицированную помощь…

  (По понятным причинам имена в статье изменены).

  Ещё мы обращаемся к нашим читателям с просьбой помочь Ольге с зимней одеждой и обувью ребятишкам. Ходят в старых шубках и пальто. Нужны пуховики, обувь. Может быть, у кого-то есть эти вещи на девочек 8 и 9 лет и 6-летнего мальчика, которому скоро исполнится 7? Пожалуйста, обращайтесь в редакцию (тел. 8 30138 (43-1-81), а мы передадим эти вещи детям.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

118