Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

05.09.2017 12:22 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 35 от 31.08.2017 г.

На всех ли хватит нашего леса?

Автор: Беседовал Виталий ПОПОВ.

Корреспондент «БО» расспрашивал об этом эксперта Кабанского лесничества В.М. ОРЛОВА.

  - Валерий Михайлович, какую функцию выполняет ваше подразделение?
  — Основная деятельность нашего отдела организации и обеспечения деятельности кабанского лесничества – предоставление участков и заключение договоров на пользование лесными насаждениями. Также мы занимаемся составлением протоколов об административных правонарушениях, распоряжаемся поступившими деньгами, принимаем работу лесхоза, который также подчиняется РАЛХу, но занимается отводом лесного фонда, противопожарными мероприятиями, тушением лесов и т.п.
  - Какой у вас штат и какую площадь вы обслуживаете?
  — В штате Кабанского лесничества девять человек: три участковых лесничих, которые занимаются надзором за лесами, один лесничий-начальник, эксперты и администратор платежей. Площадь, которую мы обслуживаем, разделена на шесть лесничеств: Большереченское, Каменское, Селенгинское, Степнодворецкое, Байкало-Кударинское, Сухинское и сельские леса. Общая площадь составляет 285000 гектаров.
  Если ориентироваться по федеральной трассе, то вверенный нам участок простирается от речки Абрамихи до восточной границы Кабанского района. За рекой площадь Кабанского лесничества доходит до мыса Бакланий.
  - Каков общий запас древесины в вашем лесничестве и насколько он ежегодно убывает из-за вырубок и пожаров?
  — На сегодняшний день общий запас лесных насаждений составляет 51135400 кубометров. Официально в этом году было отпущено 59600 кубометров леса, также было обнаружено двадцать случаев незаконной вырубки объёмом 478 кубов.
  Так как ежегодный прирост запаса древесины в среднем составляет 616 тысяч кубических метров, эти вырубки практически не наносят ущерба. Другое дело — лесные пожары, которые только в этом году уничтожили 8187 гектаров леса – это порядка 200000 кубометров древесины. Всего было зафиксировано 23 пожара, все они произошли в труднодоступных местах, откуда невозможно забрать оставшуюся породу.
  - Кстати о пожарах. У нас ещё действует режим ЧС?
  — Нет, на данный момент все лесные пожары потушены, режим ЧС снят. Однако продолжает действовать особый противопожарный режим, так что доступ в лес всё ещё запрещён. В этом году за нарушение данного запрета были оштрафованы 15 человек, им выписали штрафы по 4-5 тысяч рублей. Поэтому всем советую пока воздержаться от сбора ореха и грибов.
  - Какую работу проводит ваше отделение по борьбе с лесными пожарами?
  — Мы выступаем организаторами всех противопожарных мероприятий. Осматриваем территорию, собираем информацию, составляем планы тушения, решаем кого и куда направить. Также в наши обязанности входит обеспечение занятых на пожаре людей продуктами питания, запчастями. Сами пожары мы не тушим.
  - Ваши коллеги из других регионов России выращивают деревья, производят посадку, изготавливают биотопливо, сувениры, детские площадки, мебель… У нас что-то подобное практикуется?
  — Знаю, что раньше в Кабанском лесхозе тоже были теплицы, лесники высаживали деревья. Также были свои пилорама, столярное производство… Но потом финансирование прекратилось, и производственной деятельности у нас не стало.
  Вообще идея обеспечить отдел дополнительными доходами мне нравится, но в нынешних условиях заниматься этим некому. Хотя штат у нас полный, людей катастрофически не хватает. Нам обещали расширить коллектив, но пока всё остаётся как прежде. Даже заработную плату с 2008 года ни разу не поднимали…
  - Почему гражданам для заготовки древесины на личные нужды выдают участки в труднодоступных местах, например, в горах, в то время как лесозаготовители работают недалеко от их дома?
  — Недалеко от дома – это боры. Уже неоднократно объяснялось, что боры государство оставило для коммерческих целей, участки там предоставляются только предпринимателям. Государство вообще заинтересовано, чтобы население в первую очередь забирало сгоревший лес, пока древесина не посинела, и её не изъели насекомые. Ну а то, что участки выдают в горах, то здесь и так понятно, что с годами весь легкодоступный лес уже выбрали.
  - Степнодворецкий бор находится на территории особо охраняемой зоны Байкала. Разрешено ли там вести заготовку?
  — Сплошные рубки там запрещены, но законодательство не запрещает проводить рубки ухода, которые составляют 30 процентов от общей площади насаждений. Выделяя там участки, лесхоз получает доходы, чтобы было чем работать. У нас ведь финансирование приходит осенью или зимой, после того, как мы подтвердим свои затраты. В противном случае у нас бы просто не было средств даже на приобретение запчастей.
  - В одном только Кабанске работает как минимум семь пилорам. Судя по «авто» их хозяев, работают они довольно успешно. Кто обеспечивает их сырьём?
  — В первую очередь участки предоставляем им мы. Однако многие предприниматели не ограничиваются только аукционными лесами. Многие граждане, получившие деляны в лесу на заготовку древесины для строительства и ремонта, на определённых условиях договариваются с лесозаготовителями, так что последние обеспечивают себя дополнительным материалом.
  У нас любят, сидя у телевизора, рассуждать о чужих достатках, не понимая, что эти люди не ложатся на диван в пять часов вечера, а работают до темна. Оттого у них и доходы хорошие...
  - Почему прореживание лесов стали проводить таким образом, что после этих процедур ветер вырывает деревья с корнями?
  — Ветровал мы наблюдаем уже давно, и происходит он даже в нетронутом лесу. Главная причина тому – отсутствие осадков и сильные ветра. Все же замечают, что лета у нас сухие, осадков мало, поэтому почва и не держит корневую систему.
  - То есть это не связано с плотностью насаждений, за счёт которой деревья «держат» друг друга?
  — Бывают случаи, когда лесопользователь «перестарался», за что его потом наказывают, но всё же плотность насаждений влияет максимум процентов на десять.
  - Есть информация, что в верховьях Тимлюйки ведётся незаконная вырубка леса. Знаете ли вы об этом?
  — В этой местности заготавливает лес иркутская компания. Мы недавно их проверяли, у них все документы в порядке.
  - Навели ли порядок в урочище Гасана?
  — В связи с тем, что лесозаготовитель не выполнил требования по очистке участка, мы направили документы в суд. До конца ноября он должен всё исправить. Многие делают нам замечания, что там не убрано, но пока на дворе лето, сжигать сучья и прочие остатки в лесу запрещено. Надзор за этим участком ведём не только мы, но и контролирующие нас органы: природоохранная прокуратура, государственный инспектор, вносит свой вклад и население.
  - Какая площадь закреплена за одним лесничим?
  — На каждого из них приходится по два лесничества. К примеру, площадь Сухинского и Байкало-Кударинского лесничеств составляет 120000 гектаров. То есть, не считая проверок отвода арендованных участков, без обнаружения нарушений, на оформление которых уходит по полдня, лесничий должен осматривать хотя бы два участка в день — без отпусков и выходных.
  Средняя площадь одного участка – пять гектаров, его осмотр занимает примерно три часа непрерывной ходьбы.
  - И насколько это реально?
  — По факту приходится обходить по пять участков в день, а потом пару дней оформлять документы.
  - Выходит, площадь осмотра ничтожно мала?
  — Конечно. Оттого и происходят случаи воровства леса. Осмотреть всю территорию у нас просто не хватает сил.
  - Как вы оцениваете намерения руководства Республиканского агентства лесного хозяйства привлечь общественных инспекторов и казаков к надзору за лесами?
  — Казаки к нам приходили, но без оплаты работать они не согласны. Общественных лесных инспекторов у нас мало. Поэтому особо сказать по этой инициативе мне нечего.
  В принципе, по некоторым участкам нас информируют лесопользователи. Но с другой стороны, они находятся на одном месте, и на их глазах вряд ли кто-то будет вести незаконную деятельность, и уж тем более поджигать лес. А ведь 90 процентов всех пожаров – дело рук человека.
  - Поджигают с целью потом забрать обгоревшую древесину?
  — Не думаю. По нашему законодательству пока оформишь все документы, от этого леса уже и взять будет нечего. Если бы процедура оформления была побыстрее, то можно было бы понять, что леса специально поджигают. А так, пожары, как правило, начинаются по неосторожности: где-то с покосов пал пришёл, где-то костёр до конца не потушили… Был случай, когда мы фиксировали следы явного поджога, тогда было обнаружено несколько очагов возгорания подряд, но для чего это было сделано — для нас осталось загадкой.
  - Бытует мнение, что пожары в лесу устраивают сами лесники, чтобы потом заработать на их тушении. Насколько правдиво это суждение?
  — Вряд ли кто-то из работников леса будет этим заниматься. Из-за пожаров они и так неделями из леса не выходят. Нет времени накосить сена, починить дома забор, кто-то из-за работы без выходных не может собрать детей в школу…
  Представьте: если кто-то из лесников вдруг решил специально устроить пожар, для этого ему придётся окопать участок, чтобы огонь не разошёлся, затем следить, чтобы пламя не понесло в его сторону, а после тушения нужно будет оформлять целую кипу документов. Объём документации таков, что порой мелкие участки тушения лесники не оформляют! Да и выплаты за борьбу с пожарами не такие уж большие, чтобы поджогами заниматься...
  - Ваши прогнозы: грозит ли нам ситуация, сложившаяся в Крыму, где после работы так называемой «дровяной мафии» дрова населению стали завозить из других регионов?
  — Нам однозначно это не грозит. Когда на вертолёте осматриваешь территорию, видно, что леса у нас предостаточно.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

103