Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

08.02.2018 09:26 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 5 от  01.02.2018 г.

Ангаро-Байкальское территориальное управление росрыболовства разрушает систему рыбоохраны трёх регионов Сибири

Автор: Сергей БОРОВИК.

Страница официального сайта АБТУ.

Руководители АБТУ В. Молоков и Р. Гармаев стали фигурантами уголовных дел

Пожар во время наводнения

Вначале было слово…

  На официальном сайте этого управления имеется портрет руководителя, Виталия Молокова. Но он уже полгода под следствием, отстранялся и восстанавливался в должности, в любом случае, ему сейчас не до охраны рыбных запасов – скоро и суд. Всем очевидно, что рулит «хозяйством» на три региона – Иркутская область, Забайкальский край, Бурятия – его заместитель, Роман Гармаев. На сайте рамочка под его фото пустует. Видимо, бывшему сотруднику ОМОНа (а это всё, что широкой публике известно про Гармаева) привычнее действовать, не показывая лица…

  Впрочем, характеристику личности любого руководителя можно получить, изучив, что он говорит и что он делает.

  А говорит Гармаев много интересного. Например, заявил БГТРК, что браконьеры совсем «не видят берегов» и оборудуют «схроны» для сетей даже на территории Энхэлукского заказника. Всего в нашем районе они выявили девять таких строений. Следует категорический вывод: «В Кабанском районе на действия незаконных добытчиков рыбы просто закрывают глаза».

  Сказано просто и прямо, по-омоновски. Только непонятно осталось: а те, кто обязан непосредственно бороться — то ли с «сараями», то ли со «схронами» — дирекция заказника, природоохранная прокуратура, «Бурприроднадзор» — они на происходящее смотрят, «широко раскрыв глаза»? И откуда у районной администрации появилось право контролировать то, что происходит на территории республиканского заказника, да ещё и на землях Водного фонда?

  Другое интересное заявление Роман Гармаев сделал на расширенном совещании в Народном Хурале 7 декабря 2017 года: «Что касается браконьерства, то порой за незаконный вылов рыбы приходится наказывать не только простых жителей районов. Но и… самих сотрудников рыбоохраны»!

  Звучит так же эффектно. Но это, если забыть, что «сотрудники рыбоохраны» — непосредственные подчинённые Гармаева. Выходит, что он жалуется депутатам на свои кадры – смотрите, с кем приходится работать!..

  (Небольшое отступление. Нынче в нерестовое время побывал на многих пунктах рыбоохраны. Слышал от наших инспекторов удивительные рассказы. О том, как проверяющие из города обыскивали пункты, не брезгуя заглядывать в кастрюли на печке – а не уха ли там варится?.. О том, как устроили неудавшуюся провокацию госинспектору Виталию Слапыгину… О том, что чиновники из управления не помогали, а мешали нормально работать… И что в сухом остатке? Не оказалось у Гармаева в нужный момент под рукой ни одной фамилии сотрудников Кабанской инспекции!).

  Третье звучное заявление пенсионера МВД раскрывает его планы по «обновлению» органов рыбоохраны. Он неоднократно продвигал свою позицию на рабочих совещаниях: всех уволить и набрать бывших сотрудников полиции. Пришло время простых решений?

  А вот это вряд ли. Немногие пенсионеры-полицейские согласятся на такую абсолютно ненормальную работу, когда во время весеннего и осеннего нерестов неделями не бываешь дома, мокнешь и мёрзнешь под открытым небом, а самое «урожайное» время – ночное да выходные дни…

  Потом – не найти для каждого городского «парашютиста» проводника по дельте Селенги, где какой-нибудь выходец из джидинских степей запросто заблудится, потеряется среди десятков проток, озерин, кос!..

…И дела не заставили себя ждать

  В еженедельнике «Номер один» от 24 января 2018 года под многоговорящим названием «Грабёж со взломом или пиар? Руководство Росрыболовства снова подозревают в преступлении» рассказывается, как Роман Гармаев и помощник Бурятского природоохранного прокурора Борис Марков приказали взламывать замки на рыбацких будках и сторожках в посёлке Усть-Баргузин. Затем вывезли награбленное на свалку. Очевидец утверждает, что Гармаев и Марков договорились «сделать как в Кабанском районе» и приказали торжественно сжечь сети в их присутствии.

  От местных жителей посыпались заявления в прокуратуру и полицию. Заодно была взломана рубка на барже, принадлежащей Восточно-Сибирскому речному пароходству. Проверкой законности этого рейда «с конфискацией» занимаются следователи Следственного комитета.

  Нам же интересно то, что опробовали своё ноу-хау заместитель с помощником в Кабанском районе! Руководитель межрайонного отдела рыбоохраны Анатолий Суворов был поставлен перед фактом: где-то в Сухой сожгли сети, а заодно и чьё-то зимовьё…

  — Прокуратура написала на меня представление, в котором указано, что на территории района было снято столько-то концов сетей и уничтожено… Я в ответ написал, что информацию эту нужно передать следователям… Вместо детального расследования и поиска виновных лиц, документирования и прочего все вещдоки берут и уничтожают, — недоумевает А.Н. Суворов.

  Но если Р. Гармаев, судя по всему, не обременён юридическими знаниями, то как ухитрился помощник прокурора Б. Марков вляпаться в истории с прямым и грубым нарушением основного закона – Конституции Российской Федерации, этой своеобразной библии любого прокурорского работника?

  Напомним ему текст статьи 35, пункт 3 Конституции: «Никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда». И – никаких вариантов! То, что сотворили «ответственные товарищи» в Баргузинском и Кабанском районах – обыкновенное, уголовно наказуемое самоуправство. Впрочем, если следователь подберёт для них другую статью – превышение должностных полномочий или злоупотребление ими, – думаю, местные жители возражать не будут.

  …В августе 2016 года новый руководитель Ангаро-Байкальского территориального управления (АБТУ) Федерального агентства по рыболовству Виталий Николаевич Молоков побывал в нашей редакции. Он произвёл отличное впечатление: молодой выходец из природоохранной прокуратуры, интеллигентный, с чётким мышлением. И на приглашение посетить редакцию откликнулся, не раздумывая…

  Первый наш вопрос, естественно, был такой:

  — Как вы оцениваете работу нашего Байкало-Селенгинского межрайонного отдела рыбоохраны?

  Запомните ответ, мы его цитируем дословно:

  — Могу утверждать, что это лучший отдел в трёх субъектах федерации, которые курирует наше управление: Забайкальский край, Иркутская область, Республика Бурятия. Мы оцениваем работу наших подразделений прежде всего по объективным показателям: количество выявленных нарушений, изъятых орудий лова, сумм взысканных штрафов и возмещённого ущерба. Тут Кабанскому отделу нет равных.

  Как говорится, здесь не прибавить, не убавить…

  Так что же случилось такого, что заставило руководителей АБТУ резко пересмотреть своё отношение к главному госинспектору А.Н. Суворову и всему много лет руководимому им коллективу?

«Вновь выпустить молодь!..»

  «Доводим до вашего сведения информацию о том, что за последние два года с Посольского рыбопитомника Большереченского рыбоводного завода скат молоди байкальского омуля не наблюдается. Данная ситуация сложилась из-за полного несоответствия питомника установленным требованиям. Следует отметить, что Большереченский рыбоводный завод абсолютно не проводит подготовительных, мелиоративных и других работ, направленных на улучшение естественных условий обитания молоди в питомнике. В 2015 году сотрудниками Байкало-Селенгинского МРО зафиксирован факт присутствия в питомнике большого количества хищных (ротан, окунь, сом) и малоценных пород рыб.

  В настоящее время Байкало-Селенгинский МРО ежедневно осуществляет контрольно-надзорные мероприятия на спусковом шлюзе питомника. Ската молоди не наблюдается уже более 15 дней.

  В связи с вышесказанным считаем, что необходимо в кратчайшие сроки рассмотреть и принять решение о целесообразности дальнейшей работы на питомнике и зарыблению, подращиванию личинок омуля в Посольском питомнике в будущем».

  Такую служебную записку Анатолий Суворов направил Виталию Молокову ещё 25 июня 2016 года. Служебная записка этого года, примерно такого же содержания (ситуация в рыбопитомнике только ухудшается), ушла в управление в августе.

  — На моей служебной записке Молоков написал, что нужно создать комиссию и вновь произвести выпуск молоди! – рассказывает А.Н. Суворов. – Хотя её уже не было в водоёме…

  Кабанский отдел в комиссии по приёму молоди омуля представлял известный своей принципиальностью госинспектор Андрей Куликов, причём его кандидатура утверждалась Росрыболовством. Без объяснений Молоков выводит его из состава комиссии, взамен ставит приближённого к себе человека. Не поставив в известность Кабанский отдел, комиссия выезжает в «рыбопитомник» — а это просто естественные озёра Резунька, Бакланье, Лесное – и за один день, 8 августа, «чудесным образом», как выразился госинспектор Куликов, «насчитала» и «выпустила» из питомника около полутора миллионов мальков!

  Цифра для рыборазведения не Бог весть какая, но всё-таки не 20 тысяч штук подрощенной молоди, которые выпустила через шлюз комиссия в июле – в её составе ещё работал Андрей Куликов. Разительное расхождение этих показателей – 1,5 миллиона и 20 тысяч – заинтересовало правоохранительные органы. Было возбуждено уголовное дело. Это надо было суметь – второй раз выпустить на волю омулёвую молодь, да ещё в таком количестве, но когда узнаёшь, что за каждую подрощенную рыбку государство платит по 3 рубля, всё встаёт на свои места: 8 августа у государства было украдено 2,6 миллиона рублей.

  Сам Виталий Молоков «засветился» в газете «Комсомольская правда — Иркутск», где (а почему не в Бурятии?) перешёл в наступление: «Я перешёл дорогу воротилам теневого бизнеса». Случившееся в рыбопитомнике он с детской непосредственностью объяснил так: «Сотрудник просто допустил ошибку, написав вместо одной цифры другую…»

  А дальше пошла цепная реакция, которую неуправляемой никак не назовёшь. После того, как следователи допросили А.Н. Суворова, А.С. Куликова и ещё нескольких кабанских госинспекторов, рассказавших всё, как есть, наш межрайонный отдел попал под прессинг двух госструктур, которые проявляют себя как родственники: республиканской природоохранной прокуратуры и Ангаро-Байкальского территориального управления.

  Одни проверяющие сменяли других. «Лучшее подразделение трёх регионов» в одночасье превратилось в худшее. По инициативе природоохранных прокуроров А.Н. Суворову объявили о неполном служебном соответствии – понятно, что следующим взысканием должно было стать увольнение. Но Анатолий Николаевич решил бороться до конца, и суд его защитил, отменив незаконный приказ. Тогда ему влепили «строгача». Он снова обратился в суд, на днях его заявление будет рассмотрено…

  Проверяющие заново перерыли личные дела сотрудников Кабанского МРО, хотя при поступлении на работу все они проходили спецпроверку. Два госинспектора – Денис Щербаков и Виталий Слапыгин, не выдержав унижений, уволились, хотя оба прекрасно справлялись со служебными обязанностями.

  Кабанский отдел, конечно, — постоянная головная боль, но и крепкий орешек для руководителей АБТУ. Сплочённый коллектив, десяток молодых, в основном, мужиков, все с высшим образованием, не пьющие (на работе — точно). Но у чиновников в запасе имеется победоносный план: из пяти существующих межрайонных отделов сделать три. При такой перетрубации от многих «нежелательных элементов» можно легко избавиться!

  А может, ещё не поздно их остановить?

Странный завод

  Мы привычно представляем Большереченский рыборазводный завод этаким страдальцем, брошенным государством на произвол судьбы. Толика правды в этом есть, но смотрите, что творят директор завода Юрий Матанцев и его приближённые.

  В тот самый заброшенный «рыбопитомник» на озёрах Резунька, Бакланье, Лесное наши рыбоводы как будто бы запустили в прошлом году 12 миллионов личинок омуля. Зная, в каких условиях личинкам придётся выживать, не стали заморачиваться и запланировали 50-процентную выживаемость – то есть, должны были выпустить 6 миллионов штук подрощенной молоди. Выпустили, как мы знаем, 20 тысяч…

  О какой рентабельности и вообще производительности труда можно говорить, если завод государственные деньги с такой лёгкостью выбрасывает на ветер (или топит в воде)?

  Много лет не выполняя план по закладке на инкубацию омулёвой икры, завод по указанию своего прежнего хозяина АО «Востсибрыбцентра» осуществлял тайные операции по продаже живой икры в Китай. В 2015 году в Поднебесную ушло 5 млн. икринок, в 2016 – 4 миллиона...

  Это были действительно тайные операции – о них стало известно только тогда, когда всплыли документы таможни Новосибирского аэропорта.

  Говорят, эти эпизоды легли в основу другого уголовного дела в отношении ряда должностных лиц акционерного общества «Востсибрыбцентр». Посмотрим, как они разрешатся. У нас есть сведения, что не только в Китай уходила дефицитная байкальская икра, но и некоторые регионы России её охотно покупали… И заодно подумаем – ни похожие ли деяния подразумевают, когда говорят: «Родину продал»?

  По странным схемам работают заводчане, которые дают им небывалую свободу действий. Перед нами – акт приёма-передачи рыбоводной продукции от 6 июля 2016 года, тех самых 12 миллионов штук личинок, вроде бы выпущенных в рыбопитомник. Как представители отпускающей стороны его одновременно подписали и главный рыбовод завода Благодетелев, и старший рыбовод Илькова. Они же, не мудрствуя лукаво, расписались в этом документе за полученные личинки. Сами себе отпустили, сами получили. Но это ещё не всё – они подписались и за представителей, контролирующих перевозку и выпуск посадочного материала, то есть ещё и сами себя проконтролировали… Третий — лишний?

  Сейчас, после вступления в силу запрета на промышленный лов омуля, рыбоводным заводам, и прежде всего Большереченскому, обещаны большие деньги из федерального бюджета. Если эти многомиллионные суммы будут осваиваться по описанным здесь технологиям, то денег всё время не будет хватать, особенно на выполнение основной задачи рыбоводного завода — воспроизводство омулёвого стада.

  …Пришло время разъяснить читателям, почему автор так загадочно назвал этот материал – «Пожар во время наводнения». На самом-то деле это расхожее выражение звучит гораздо сильнее – «Пожар в сумасшедшем доме во время наводнения». Но про сумасшедший дом мы выкинули, дабы не обиделись почтенные федеральные структуры. Под «пожаром» подразумеваются бесконечные разборки, настоящие и будущие уголовные дела в АБТУ и его смежников. Под «наводнением» — эпохальный запрет на промышленную добычу омуля, во времена которого Виталий Молоков торжественно пообещал охранять рыбные запасы «как никогда!»

  Видите, как всё встало на свои места?

  Кому выгоден запрет на промышленный лов омуля? Кто лоббировал принятие такого решения? Кому разрешено «чуть-чуть» добыть? И, наконец, будет ли положительный эффект от этого запрета?

  Материал с ответами на эти вопросы будет опубликован в ближайших номерах «БО».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

392