Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

02.02.2018 15:18 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 4 от  25.01.2018 г.

В Кабанском районе до 1940 года между Оймуром и Дуланом существовал небольшой хуторок Мостовая

Автор: Елена ШУШУЕВА.

Яков Филиппович ЧЕРКАШИН: «В октябре в гости собираются родственники с Комсомольска-на-Амуре. Много будет разговоров о Мостовой».

Продолжаем рассказывать о деревнях, в разное время и по разным причинам исчезнувших с карты Кабанского района

  Каждый из рассказов в рубрике «Кабанские Матёры» рождается на свет по-разному. Их, наверное, нельзя назвать историческими исследованиями. Это взгляд в прошлое человека, который вспоминает место, где он жил, родителей, отчий дом.

  Мостовая… Название этого населённого пункта впервые встретилось в 2014 году в музее села Энхэлук. Среди прочих экспонатов был фрагмент карты, помещённый в небольшую деревянную рамочку. На ней отмечена Цаганская степь и ушедшие под воду во время землетрясения 1861 года бурятские улусы. Ниже друг за другом отмечены населённые пункты: Инкино, Дубинино, Оймур, Мостовая, Дулан. А что за Мостовая?..

  В 2014 году мы спрашивали об этом у читателей. Ответ на вопрос нашёлся сейчас. Родился в Мостовой Я.Ф. Черкашин и жил там до 1940 года. С тех пор живёт в Оймуре. Сейчас ему идёт девяностый год. Сильно подводят ноги, ходит с помощью костылей. А светлый ум и хорошая память сохранились, как у молодого.

  Род Черкашиных – шерашовский. Крепким хозяином был дед Якова Филипповича. Женившихся сыновей он отделял. Отцу Я.Ф. Черкашина – Филиппу, молодому, имевшему на тот момент лишь одного сына, достался большой дом в Шерашово. Было это после революции. Филипп отдал половину дома под школу. Были учитель, ученики.

  В 1922 году большой дом сгорел. Яков Филиппович не знает, поджог это был или случилось что-то другое. Но от дома остались одни вереи – столбы от ворот. Сгорела и школа. Что делать? Решили погорельцы переезжать. У деда был земельный надел за Оймуром. Надел был большим, гектаров под 70.

  Располагалась земля с правой стороны от дороги, чуть дальше нынешнего дацана, если ехать из Оймура в Дулан. Сеяли там пшеницу, овёс. Работники, которые ухаживали за землёй, жили здесь же в землянке. Половина землянки была снаружи, вторая половина – выкопана. Русская печь, нары. Рядом стояло большое деревянное строение – рига, для сушки снопов. Было оно по размерам где-то десять на десять. В риге была печь, снопы сушились черкашинские и соседские.

  На первое время Филипп Яковлевич обосновался там. В землянке родился второй сын. А спустя время, немного обжившись, Филипп купил и перевёз в Мостовую дом. Небольшой – пять на шесть. Этот дом Филипп поставил чуть дальше земельного надела, справа от дороги. Там уже стоял жилой дом Инешиных, родственников Черкашиных.

  Так и жили в этом доме Филипп Яковлевич с женой. Родилось у них семеро ребятишек. С ними жила бабушка – мать Филиппа Яковлевича. Яша был пятым ребёнком.

  Может быть, Мостовую нельзя назвать полноценным населённым пунктом. Скорее, это такой хуторок. Вырасти в деревеньку Мостовой не дали исторические катаклизмы... С левой стороны от дороги старший брат Филиппа Яковлевича выстроил для своих троих сыновей три больших дома.

  Но въехать и пожить в них сыновья не успели. Началось раскулачивание.

  Старшего брата Филиппа Яковлевича вместе с сыновьями сослали на восток, в сторону Комсомольска-на-Амуре. Дома отобрали и передали в распоряжение Шергинской МТС. Отца Якова Филипповича не раскулачили, но дали «твёрдо», как он вспоминает. Это означало, что забирали дом, скот, зерно… Отец вместе со своим конём вошёл в артель «Единение».

  …Почему место называлось Мостовая? За Оймуром, по пади, дорогу пересекал ручей с гор, который весной и осенью разливался. Сначала никакого моста не было, потом его построили. С тех пор и пошло: Мостовой, Замостовой, Мостовая.

  Старшие дети Филиппа Яковлевича, когда жили в Мостовой, ходили в школу в Оймур. А Яшу отец решил отдать в первый класс в Дулан. Учителем там был Николай Иванович Тапханов. Обучение шло почти всё на бурятском языке. И Яша не понимал. На следующий год отец отвёл его в Оймурскую школу, снова в первый класс.

  В Мостовой семья много трудилась. Держали скот, был огромный симментальский бык, сажали огород. За огородом — лес. Старшие сыновья разрабатывали землю, валили деревья. Отец с детства старался приучать всех пятерых мальчишек к труду, умели они хорошо плотничать.

  Братья рубили деревья под корень, а чтобы быстрее падали, велели младшему – Яше забираться на верхушку в качестве груза. Падать было не больно, весело. Летом ходили за голубикой в местечко «песчанку». Брали с собой берёзовые туески. Их делал отец и старший брат Николай. С берёзы снимается полностью кора, для дна распаривается деревянный срез. Из бересты для прочности делается второй слой, крышечка – и хоть воду носи.

  Вот такая Мостовая встаёт перед нами…

  Один из читателей нашей газеты отправил на сайт «Байкальских огней» письмо с просьбой рассказать о поселениях Малиновской и Лихановской, которые были до революции. Что это за названия? Удалось найти, что Лихановская – почтовая станция в 25 верстах от Посольского. И всё…

  Поможете разгадать? Или они так и останутся лишь названиями?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

121