Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

19.11.2018 12:41 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 47 от 15.11.2018 г.

«Здесь взрослые плачут как дети»...

Автор: Дмитрий ВАСИЛЬЕВ.

Как полицейские Кабанского района «кошмарят» свидетелей.

  Не успели остыть заголовки окружных и федеральных новостных изданий о Кабанском районе, где сотрудники полиции то насмерть сбивают людей, уничтожают следы преступления и остаются при этом с водительскими правами на свободе, то их ловят чуть ли ни с тысячей нелегально добытых омулей, а наши правоохранители вновь рвутся занять место на пьедестале позора.

  На сей раз в список жертв полицейского произвола угодил 24-летний житель Тресково А. Железко. Как он сам рассказывает, история, в которую его угораздило влипнуть, берёт своё начало в 2014 году. В один из осенних дней его товарищ А. Назимов врезался в столб на своём автомобиле «Тойота Королла». Ремонтировать машину Назимов решил в одной из частных автомастерских в Селенгинске. Когда «Короллу» привели в порядок, хозяин авто занял у Железко восемь тысяч рублей, расплатился за машину и с согласия А. Железко поставил её у него в палисаднике.

  — Машина простояла у меня всего несколько дней, — рассказывает А. Железко. – Затем мне позвонил Назимов и сказал, чтобы я её отдал парням, которые сейчас приедут. Вскоре после звонка к дому подъехал автомобиль. Из него вышли 3-4 неизвестных мне человека, и я, как и просил Александр, отдал им ключи от «бочки» (в народе так называют универсалы типа «Короллы» — авт.). Незнакомцы уехали на двух машинах…

  Казалось бы, этот момент давно уже можно было вычеркнуть из памяти, однако спустя четыре года история с «бочкой» обрела своё неожиданное продолжение.

  — В начале сентября 2018 года сотрудники полиции вызвали меня на проходную Селенгинского ЦКК, где я работаю электромонтёром, – продолжает Александр. – Встретил меня оперуполномоченный А. Лобанов, который сообщил: на меня поступило заявление, где говорится, что я пнул какой-то автомобиль в Тресково и помял крыло. Чтобы разобраться в этом недоразумении, мне было предложено проехать в отделение полиции.

  Просто так покинуть рабочее место Железко не мог, поэтому пообещал зайти после работы. Но когда Александр пришёл в отделение, оказалось, что машину пнул кто-то другой, а от него сейчас требуется вспомнить, кто именно четыре года назад забрал у него автомобиль Назимова. Ответ, что прошло слишком много времени и тех лиц уже и не вспомнить, полицейских не устроил – Железко отправили повспоминать и вернуться в отделение вновь. Не получили они желаемых показаний и в следующий раз. Кстати, к тому времени полицейские уже записали Александра в тайные свидетели, присвоив ему забавный позывной «Клюква».

  Когда полицейские вызвали Александра в третий раз, предвидя неладное, он вооружился планшетом, предварительно включив на нём диктофон и заблокировав аппарат на графический пароль. Позже эту аудиозапись он передал в редакцию «БО».

  В отделении Железко встретил всё тот же оперативник А. Лобанов, с которым они вели беседу наедине около часа. При прослушивании аудиозаписи их разговора в первую очередь привлекает внимание перенасыщенность речи правоохранителя матерными словами и угроза в адрес Александра, что домой его не отпустят до тех пор, пока он не вспомнит, кто именно забирал машину. Также из диалога стало ясно, что хозяин «Тойоты» А. Назимов, с которым Железко не виделся около четырёх лет, давно уже переехал в другой регион и устроился работать в органы МВД. И вот, спустя четыре года, он решил написать заявление, что в 2014 году автомобиль у него отобрали за то, что он на день позже расплатился за ремонт. Сейчас «Короллу» уже вернули владельцу, однако предстоит выяснить, кто именно забирал её у Железко. И, судя по словам оперативника, больше всего полицию интересует, был ли среди тех людей некий Егор Попов.

  В какой-то момент диалог даже стал походить на беседу двух друзей. Оперативник интересовался условиями работы на ЦКК, обсудил со свидетелем пенсионную реформу, которую устроил Путин. Особый интерес Лобанов проявил к возможности стать депутатом, о чём долго расспрашивал Железко, который на тот момент выдвинул свою кандидатуру в Совет депутатов Брянского поселения.

  Любопытны рассуждения офицера российской полиции о депутатской деятельности. Приводим ключевые фразы, вылетевшие из уст человека в погонах, узнавшего, что, оказывается, можно быть самовыдвиженцем: «Любой может?», «И чё, я тоже могу?», «И выберусь?», «А там до*** кто идёт?», «Ну вот ты выбрался, и в чём плюс?», «Бесплатная работа?», «А зачем тогда избираться?», «Бабосы-то всё равно крутятся через вас», «А сейчас кто депутат?», «И чё, там просто так взял и выбрался?», «Не могу понять, смысл-то вообще этих депутатов…», «А чё такое сессии?», «Сколько бабосов придёт (в бюджет поселения – ред.), оттуда откусывать будут?», «Щас война будет», «Ни***, б****, Путин пенсии поднял, б****, всем», «Ваще нервоз», «На***, походу революция ё****…»

  Неожиданный поворот произошёл спустя час, когда со словами «его нагибать-то будем?» в кабинет Лобанова вошли начальник Селенгинского отдела полиции Крушинский и оперуполномоченный Хлызов.

  В дословном виде разговор полицейских, естественно, на повышенных тонах, с тайным свидетелем «Клюквой» выглядит так (кому именно принадлежат те или иные слова, определить иногда непросто, поэтому приводим диалог без имён участников). Заранее извиняемся перед читателями за множество звёздочек – какие буквы они заменили, вы легко догадаетесь.

  Полицейский 1: Ты сядь попроще, на***! Развалился б****, как у себя дома, на***. Чё его что ли надо? А? Его нагибать-то надо?

  Полицейский 2: Он-он.

  Полицейский 1: Подожди ты, не дёргайся, ё-моё. Телефон надо отключать, когда в дежурный кабинет заходишь!

  Полицейский 2: Он отключил, мы смотрели номер Шадрина.

  Тайный свидетель «Клюква»: Чё?

  Полицейский 1: Ты чё-кого? А? Чё, б****?! Встань, б****! Чё, на***! Как зовут, б****?

  Тайный свидетель «Клюква»: Саня.

  Полицейский 1: Ты чё-кого, как вышел из поворотки? А? Между небом и землёй, на***.

  Тайный свидетель «Клюква»: Я уже нормально объяснил всё.

  Полицейский 1: Чё нормально объяснил?

  Тайный свидетель «Клюква»: Всё как было.

  Полицейский 2: Ни*** не знаю, ни*** не видел…

  Полицейский 1: Ты ох***, б****, или чё, б****, на***, э? Здесь, б****, взрослые плачут как дети, на***, слышь?! Ты чё, б****, на***? Щас пипирочку тебе набьём, на***. Вот так вот, на***, нагнём, на***, и начнём, б****, е****, на***, тебя, а? Не мужик что или чё, б****?!

  Тайный свидетель «Клюква»: Не знаю, говорю я. Пацаны какие-то приезжали, машину забрали.

  Полицейский 1: Какие пацаны, на***? Всё ты знаешь, на***!

  Тайный свидетель «Клюква»: Не знаю!

  Несколько полицейских хором: Ты чё пи*****-то, на***? А? Ты не пи***, на***, е****! Я тебя точно, на***, «замунёхаю» здесь, б****! Стоишь тут, на***, направо-налево! День за ваших, день за наших. Ни*** ты, б****! Это чё такое у тебя, на***?

  Тайный свидетель «Клюква»: Телефон.

  Полицейский 1: Где ты взял его, на***? А?

  Тайный свидетель «Клюква»: Купил давно уже.

  Полицейский 1: Где давно ты купил, на***?

  Полицейский 2: Опа, ни***!

  Полицейский 1: Где купил его, на***? Пин-код какой?

  Полицейский 2: Анашу куришь?

  Полицейский 1: Пин-код какой?

  Полицейский 2: Вот и номер наверное Саши найдём, да?

  Увы, на этом запись обрывается, потому что правоохранители всё же завладели планшетом Александра. Но как рассказывает Железко, полицейские ещё на протяжении трёх часов оказывали на него давление, заставляли дать показания против Е. Попова, с которым свидетель, ставший то ли подозреваемым, то ли потерпевшим, даже знаком не был. Кроме того, у Александра вывернули карманы наизнанку, грозились уволить с работы, заламывали руки и нагинали, угрожая сексуальным насилием. Однако на этот раз сломить Железко им не удалось. После «пыток» Александра завели к следователю Брельгиной, которой он дал те же показания, что и в первый раз.

  Подавить свидетеля полицейские смогли через две с половиной недели. 24 сентября Александра вновь выдернули с работы, где на него и так уже стали косо смотреть из-за постоянных визитов полицейских. В отделе Александру опять стали угрожать увольнением с работы, если он не расскажет, кто у него забирал машину. Полицейские даже грозились вывезти его в лес, пугая физической расправой… В конце концов свидетель сдался и подписал протокол, который, по словам Александра, составила та же следователь Брельгина под диктовку Лобанова. Суть показаний сводилась к тому, что ранее упомянутый Егор Попов вымогал у Назимова 10000 рублей, а затем забрал его автомобиль у Железко. После этого Александра увезли обратно на работу. Полицейские от него отстали. По крайней мере, пока.

  Добиться правды и уберечь ложно обвинённого им человека от своих показаний А. Железко решил с помощью районной прокуратуры. Но, к великому сожалению, заявление и планшет с аудиозаписью были переданы оттуда в Следственный комитет, и ответа заявитель так и не дождался. Лишь спустя 48 дней мы узнали, что возбуждать дело никто и не собирался, потому что комитетский следователь Я.В. Колмакова не увидела в деяниях своих коллег по «рабочему цеху» никаких нарушений – полиция, дескать, действовала в рамках закона, ну а то, что сотрудники себя неподобающе вели, так это всего лишь особенности оперативной работы...

  Даже угрозы сексуального надругательства оставили Колмакову равнодушной, хотя, казалось бы, в этом случае и без помощи старика Фрейда можно понять, что замашки у наших полицейских, мягко говоря, какие-то не совсем здоровые. Если, конечно, для мужчин, ежедневно отдающих честь, такие наклонности не являются нормой...

  Единственное, чему всех нас может научить эта история, так это бояться и избегать нашу доблестную полицию, которую, в общем-то, мы же с вами и содержим своими налогами. Примечательно, что ни один из присутствующих правоохранителей даже не попытался прекратить издевательства над человеком, который, заметьте, ни в чём не виноват (!). Естественно, это наводит на нехорошие мысли и об остальных членах системы. А представьте, каково оказаться на месте в чём-то провинившегося «плохиша»! От того, наверное, МВД и живёт в извечном кадровом голоде, потому что долго находиться в такой среде нормальному человеку невозможно.

  P.S. Интересно было бы посмотреть, насколько агрессивно полицейские «разматывают» своих коллег, которые, например, преступили закон с мешками омулёвых «хвостов».

  ОТ РЕДАКТОРА

  Мы сомневались, стоит ли печатать этот материал. Настолько тягостные впечатления производила на всех запись «беседы» полицейских офицеров с вполне нормальным, законопослушным гражданином.

  Потом решили: не печатать этого нельзя по нескольким важным причинам.

  Первая. Александр Железко, несомненно, поступил мужественно, решившись обнародовать аудиозапись, и наверняка обрёк себя на будущие испытания характера и воли. Он приехал за помощью к нам. Не помочь ему в такие дни его жизни было бы, по меньшей мере, непорядочно.

  Вторая. Полтора года назад мы буквально отбивали – с помощью адвоката О.В. Кореневой – у селенгинских полицейских Женю Сутормину, молодую женщину из Романово, мать двоих малых детей, на которую те же «следак» и «опера» из Селенгинского отделения пытались «повешать» кражу из пустующего дома.

  Третья. В тексте вы увидите фамилию следователя Брельгиной М.А. С ней мы тоже уже заочно знакомы. Это она расследовала и планировала направить в суд дело по обвинению 71-летнего пенсионера В.Е. Белозерцева из Дубинино, который, чтобы защитить собственного телёнка в собственном огороде, пристрелил бродячую собаку. Следователь вменила ему «уничтожение чужого имущества»… Это уже – стиль работы, даже мировоззрение?..

  Четвёртая причина. Послушайте их речь (хотя с непривычки это трудно). Неужели таков уровень развития и культуры наших доблестных полицейских? Говорили раньше про извозчиков и сапожников, как о неискоренимых матершинниках, но те вставляли мат в речь «для связки». А эти, похоже, с трудом подыскивают нормальные слова, чтобы вставить в поток нецензурщины.

  И, наконец, пятая причина. Она предельно проста и очевидна: на месте Железко может оказаться каждый из нас. Легко. Ведь таким образом из него «делали» всего-навсего свидетеля.

  Вот почему мы не могли не напечатать этот материал.

Сергей БОРОВИК.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

473