Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

17.07.2017 15:13 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 28 от 13.07.2017 г.

Плыл над городом запах сирени…

Автор: Марина МЕЛЕШЕВИЧ

Антон Павлович в гостях у мысовчан...

25 июня в Бабушкине состоялся городской праздник «Байкальский путь Чехова: мысовское чаепитие»

  В погожий июньский денёк 1890 года на кряжистый мол Клюевской пароходной пристани ступил интеллигентного вида высокий человек в дорожной одежде. Недавно он оставил на том берегу Байкала гостеприимный Иркутск. А впереди его ждали ещё долгие тысячи километров путешествия.
  Имя этого человека знакомо каждому читающему – Антон Павлович Чехов. Великий русский писатель совершил своё знаменитое путешествие по Сибири на Сахалин в 1890 году.
  Для нас с вами, дорогой читатель, особый интерес приобретают записки путешественника, ступившего ясным летним днём на восточное побережье Байкала в селе Клюево. Описывая своё байкальское путешествие, Чехов не мог сдержать восторга от красот здешних мест: «В Клюеве сторож взялся довезти наш багаж до станции: он ехал, а мы шли позади телеги пешком по живописнейшему берегу. Дорога лесная: направо лес, идущий в гору, налево лес, спускающийся к Байкалу. Какие овраги, какие скалы! Тон у Байкала нежный, тёплый. Было, кстати сказать, очень тепло. Пройдя восемь вёрст, дошли мы до Мысканской станции, где кяхтинский чиновник, проезжий, угостил нас превосходным чаем, и где нам дали лошадей до Боярской».
  В наши дни стало доброй традицией отмечать это событие по всему пути следования писателя, когда и в больших городах, и в маленьких поселениях, где он проезжал или останавливался, проходят ежегодные массовые культурные мероприятия под эгидой акции «Маршрутом А.П. Чехова по Сибири на Сахалин».
  Тема путешествия А.П. Чехова становится не просто историческим фактом, но совершенно неожиданно связывает времена и пространства, наше прошлое, настоящее и будущее в единую фантастическую реальность.
  Как воплотилась эта мечта о «фантастической реальности» в Бабушкине 25 июня на городском празднике «Байкальский путь Чехова: мысовское чаепитие» — это отдельная история. И то, что в ней очутились все участники нашего действа, красноречиво говорят их восхищённые глаза и восторженные речи: «Браво, великолепно, незабываемо!»
  В солнечный погожий денёк, совсем как тогда, 127 лет назад, когда Чехов проезжал Мысовую, наверное, так же волшебно отцветала поздняя венгерская сирень, и вся природа праздновала благодать наступившего лета. Разнаряженная оживлённая публика — дамы сплошь в шляпках, летних нарядах с веерами — с нетерпением поджидала начала действа. И грянули звуки духового оркестра, знакомые мелодии которого уносили каждого в мир прекрасной, безмятежной молодости. Невозможно было усидеть на месте, и ноги непривычно легко понесли танцующих в ритмах вальса и т анго. В месте с в едущей праздника, совсем чеховской героиней, в длинном платье, с высокой причёской, прекрасно гармонировала Анна Сергеевна фон Дидериц, та самая «дама с собачкой», выгуливающая своего питомца на поводке вдоль рядов зрителей. Белая просторная блуза с затейливой брошью, юбка из тяжёлого шифона с крупным бантом, шляпа и перчатки: «Верю!» — закричал бы Станиславский.
  Олицетворяя тему кандального пути, со сцены «пошли в народ» каторжане: в убогой одежде, опираясь на посохи, гремя кандалами. Их образ путников-арестантов с грязными лицами, «подбитыми» глазами, надписями КАТ (каторжанин – авт.) на щеках и на лбу и шаркающей походкой как никогда кстати усилил случайный встречный путник. В весьма затрапезном одеянии, с посохом и котомкой за спиной он задумчиво шёл по своим делам мимо сцены, невзирая на публику. А тут, навстречу ему, позвякивая кандалами, бредут наши артисты «в образе». Путник остановился в изумлении и, пройдя немного, удручённо оглянулся. Зрители сначала решили, что так было задумано по сценарию, а позднее, разобравшись, что это такая «накладочка» вышла, не могли удержаться от смеха.
  Книжные выставки и викторины, буккроссинг, библиобус и мобильный кинозал, торговля сувенирами, книгами, вареньем, чаем и выпечкой – всего этого на празднике было вдоволь.
  Звучало живое чеховское слово в исполнении «самого Чехова» — он сидел перед зрителями за старинным столом с самоваром и граммофоном в деревянном кресле ушедшей эпохи. С той же сцены звучали эмоциональные монологи чеховских героинь из пьес «Дядя Ваня» и «Чайка» и романс «В вишнёвом саду». В высоких вазонах благоухали ветки сирени, и вновь под звуки духового оркестра танцевали счастливые люди, собравшиеся на чеховский праздник. А когда над городом зазвучало чистейшее и сильнейшее сопрано — знакомая всем ария Лауретты из оперы Пуччини «Джанни Скикки», русские романсы и «Букет цветов из Ниццы» — к месту главного городского события стали подтягиваться не только проезжающие автомобили, но и окрестные коровы со своими телятами — ничто прекрасное не чуждо всему живому на земле!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

109