13.07.2017 08:36 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 27 от  06.07.2017 г.

НЕСООТВЕТСТВИЕ

Автор: Сергей БОРОВИК

Минздрав Бурятии отчаянно пытается спасти главврача Кокорина.

  Адресованное временно (но все мы знаем, что это «временно» — временно) исполняющему обязанности Главы Бурятии А.С. Цыденову открытое письмо председателей трёх самых авторитетных общественных организаций района – Общественного совета, Совета старейшин и Координационного совета женщин («БО» от 25 марта) – не могло остаться незамеченным.
  Министр здравоохранения республики В.В. Кожевников дал пространный, на шести страницах, ответ. Но не «Байкальским огням», в любви к которым он не раз признавался, а в пресс-службу Главы Бурятии. Смеем предположить: будучи человеком умным и прагматичным, Валерий Вениаминович чётко просчитал, какую реакцию у населения района вызовет подписанное им.
  Забежим вперёд и огласим главный вывод письма, он в последних строчках: больница работает в штатном режиме, принимаются все необходимые меры для организации медицинской помощи.
  Если танцевать от крылатой ельцинской фразы «Егор, ты не прав!», то суть ответа из Министерства для авторов письма прозвучит так: «Валентин Андреевич (Петров), Иван Иванович (Евтеев), Мария Карловна (Буркина), вы не правы!»
  За неимением лишней газетной площади полностью опубликовать письмо из Минздрава мы не имеем возможности. Но познакомить наших читателей с самыми яркими выдержками, да и прокомментировать их – считаем своей обязанностью.
  Итак, начинаем.
  (Орфография и стилистика министерства сохранены).
  «Главный врач Кокорин Григорий Яковлевич (отчество героя перепутало министерство — ред.) соответствует квалификационным требованиям, предъявляемым действующим законодательством, и назначен на должность главного врача ГБУЗ «Кабанская центральная районная больница» в январе 2015 года».
  Если имеется в виду наличие сертификата организатора здравоохранения – то тут действительно всё в порядке. Кстати, как-то Кокорин назвал себя заслуженным врачом России, чему все немало подивились: и когда человек успел, меняя столько должностей и организаций, где и кого лечил?..
  Проблема здесь в том, что в эти «квалификационные требования» не помещаются такие понятия, как порядочность, трудолюбие, широта мышления. Думаю, именно это имели в виду наши общественники, когда писали Главе РБ о несоответствии главного врача Кабанской ЦРБ «сложной и ответственной должности ни по моральным, ни по деловым качествам».
  А больше о личности Григория Яновича в ответе – ни слова. Значит, согласны?
  Дальше ещё интереснее.
  «За период с января 2015 года по настоящее время Кокорин Г.Я. был командирован за пределы Республики Бурятия: в г. Москва с 22.03.2015 по 28.03.2015 года на обучение по теме «Антикризисное управление закупками для государственных и муниципальных нужд»; в Баунтовский район с 02.04.2015 по 06.04.2015 года; в г. Иркутск с 06.04.2016 по 07.04.2016 года с целью организации межтерриториального взаимодействия; в г. Санкт-Петербург с 22.04.2016 по 03.05.2016 года на обучение по государственным закупкам. В соответствии с приказом Минздрава РБ от 16.05.2016 №46 л/с Кокорин уволен по инициативе работника (п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ). На основании приказа от 17.06.2016 №46 л/с принят на работу с 20.06.2016 года, заключён срочный трудовой договор сроком действия до 30.09.2017 года. В настоящее время проходит профессиональную переподготовку по курсу «Гастроэнтерология» с 15.03.2017 по 24.06.2017 года».
  Дотошный читатель, ознакомившись с таким «портфолио» главного врача, может вполне резонно спросить: как у человека, дважды – в Москве и Питере – обучавшегося премудростям государственных закупок, вышло так, что льготные лекарства в район стали поступать в апреле, а не в январе? И ни на любимую ли охоту умчался Кокорин в баунтовскую тайгу, потому как цель этой пятидневной командировки до сих пор не придумана?
  Мы не можем обвинять министра равно как в лукавстве, так и в незнании обстановки на местах. Не такой человек Валерий Вениаминович. Но нам доподлинно известно: не один раз бывал в Первопрестольной Григорий Янович. И была у него многодневная командировка в Крым в составе загадочной спортивной команды. И на зимнюю рыбалку в далёкий Северо-Байкальский район летал на служебной машине… Как говорится – это всё о нём, но далеко не всё…
  «По поручению Главы Республики Бурятия с руководителями муниципальных образований 25.05.2017 года заключено соглашение о выражении мнения при назначении руководителей медицинских организаций Республики Бурятия, кроме Кабанского и Заиграевского районов, которые воздержались от заключения соглашения. Таким образом, информирование главы муниципального образования о назначении руководителя подведомственного учреждения не обязательно».
  Вообще-то Алексей Самбуевич Цыденов поручил Минздраву договориться с главами района, что они впредь получат право СОГЛАСОВЫВАТЬ назначение руководителей районного здравоохранения.
  Умелыми руками чиновников от медицины была проведена операция по выхолащиванию важного и необходимого поручения: вместо полноценного «согласования» получено ничего не значащее и ни к чему не обязывающее «ВЫРАЖЕНИЕ МНЕНИЯ».
  Наш А.А. Сокольников и его заиграевский коллега данное соглашение подписали, но — с разногласиями именно в этом моменте. И в конце концов Глава республики, насколько нам известно, встал на их сторону…
  «Кандидатура Кокорина Г.Я. на должность директора ГАПОУ «Байкальский базовый медицинский колледж» не рассматривалась. В настоящее время проводится работа по реорганизации медицинских колледжей путём присоединения, соответствующий проект постановления проходит процедуру согласования».
  Как-то всё — в одном флаконе… Первая новость, несомненно, для коллектива колледжа радостная: пронесло! Вторая – сообщение о намеченном чиновниками присоединении Селенгинского медколледжа к Улан-Удэнскому – напоминает похоронку. Интересно, кто автор столь «плодотворной дебютной идеи»? Слить преуспевающий, обустроенный колледж, да ещё в год трагической смерти его последнего директора В.А. Козина, столько сделавшего для его развития…
  И за наглядным примером ходить недалеко: все видят, во что превратился Каменский техникум после того, как стал отделением Селенгинского политехникума…
  Неужели такая же судьба ждёт наш славный колледж, такой подарок некоторые «государевы люди» готовят Кабанскому району, когда до его 90-летнего юбилея осталась буквально пара месяцев?
  Дальше речь о самом печальном – резонансных смертях жителей района, имевших несчастье пересечься с нашей медициной.
  Тут мы узнаём немногое, потому как, сами понимаете, — врачебная тайна, «в связи с чем, Минздрав РБ не вправе представлять подобные сведения без согласия пациента, даже после его смерти». То, что фамилии жертв давно громко озвучены в СМИ, причём, как правило, по инициативе их ближайших родственников, министерство не замечает. Оно продолжает свои шифроигры:
  «По случаю, произошедшему в марте 2016 года, администрацией Кабанской ЦРБ в рамках внутреннего контроля качества проведена проверка по факту оказания медицинской помощи пациенту Е. По результатам проверки выявлены дефекты оказания первичной медико-санитарной помощи, отсутствие онконастороженности, несвоевременная госпитализация».
  Расшифровываем читателям: «пациент Е.» — это ветеран труда со станции Танхой В.С. Ерофеев. Одинокий человек, он мучился от неизвестной болезни. Совет ветеранов посёлка неделю не мог добиться его госпитализации. А когда больного привезли, наконец, в Кабанскую ЦРБ, он умер при поступлении. И тут у него обнаружили рак IV степени…
  Представляете, какими были его последние дни – без обезболивающих, в одиночестве? «Онконастороженность», конечно, необходима. А как с клятвой Гиппократа? И кто и как наказан за это «врачебное недоразумение»? Как и в других случаях, министр умалчивает об этом. Тоже – врачебная тайна?
  А вот как оценивают в Минздраве историю, ставшую известной всему району:
  «По случаю, произошедшему в октябре 2016 года, Минздравом РБ проведён внеплановый контроль качества и безопасности медицинской деятельности по факту оказания медицинской помощи пациентке Г. По результатам ведомственного контроля выявлены нарушения диагностики на этапе амбулаторного лечения и в период госпитализации в хирургическое отделение; нарушения в тактике консервативного и хирургического лечения, наблюдении пациентки в послеоперационном периоде, несвоевременно произведена; дефекты ведения медицинской документации. По результатам проверки главному врачу ГБУЗ «Кабанская ЦРБ» выдано предписание об устранении выявленных нарушений. В отношении врачей, допустивших нарушения (терапевт, хирург, зав. филиалом Селенгинской районной больницы), применены меры дисциплинарной ответственности».
  Попробуй пойми, что речь идёт о В.Е. Гнеушевой, безвременно погибшей после того, как наши медики в течение девяти дней не могли диагностировать у неё гнойный аппендицит!
  Кстати, почему-то умолчали минздравцы, что Следственным отделом СК по РБ по этой трагедии расследуется уголовное дело по ст. 109 Уголовного кодекса РФ — «причинение смерти по неосторожности», а «дефекты ведения медицинской документации» — попытка послесмертной фальсификации документов медучреждением…
  Чем дальше в лес – тем толще партизаны…
  Текст полученного нами ответа с каждой страницей содержит всё больше тумана и недосказанностей:
  «Лица, озвученные в статье, с жалобами о предвзятом отношении к ним в Минздрав РБ не обращались, уволены по инициативе работника (по собственному желанию), либо работают в прежней должности. Требовательность руководства больницы ограничивается должностными полномочиями подчинённых».
  Что тут можно сходу понять?
  Стараемся вникнуть…
  Так это, наверное, о докторах Титаре и Метелёве? Тоже сомнения. Потому что зав. терапевтическим отделением Селенгинской больницы, уважаемый народом врач, был вынужден написать заявление об увольнении и объяснил, почему это сделал, читателям «БО»: он добивался для своих больных того, что им положено, и за это начальство стало его гнобить.
  Любопытная подробность: главный врач ЦРБ подписал заявление Титаря в день его подачи, хотя заместитель главного врача больницы В.И. Москвитина наложила резолюцию: «Необходима замена»…
  Какая-то неприличная, если вспомнить, что речь идёт о здоровье пациентов, суета.
  С Метелёвым всё ещё более несуразно. Во-первых, по поводу того, что «в Минздрав не обращались». Тонкая игра слов: в министерство А.А. Метелёв действительно не обращался. Обращались, защищая своего доктора, всю жизнь отдавшего одной сельской больнице, жители Правобережья. И не только они.
  А сам Алексей Александрович имел личную беседу с министром Валерием Вениаминовичем, в которой просил утихомирить Григория Яновича...
  А во-вторых, насчёт «требовательности», «ограниченной должностными полномочиями подчинённых».
  Кокорин попался на том, что лично пытался организовать письмо от коллектива Байкало-Кударинской больницы – на своё имя – с требованием убрать Метелёва. Но грубо просчитался: коллеги дружно встали на защиту своего руководителя.
  Скажите теперь на милость: при чём здесь «требовательность» и «должностные полномочия подчинённых»? Как говорится в пословице, ставшей вдруг политически актуальной: «В огороде бузина, а в Киеве дядька»…
  Ну и наконец…
  «Обращение супругов Куржумовых рассмотрено Минздравом РБ, в ходе рассмотрения установлено, что спор между Гурулёвым и Куржумовыми являлся предметом судебного разбирательства, судом принято соответствующее решение, на которое Минздрав РБ оказать влияние не может. При этом обращение направлено в МВД по РБ для рассмотрения в рамках компетенции».
  Пьяный доктор Гурулёв совершил серьёзное дорожно-транспортное происшествие, в котором пострадали многодетные супруги Куржумовы из Селенгинска. Обращение Минздрава РБ в МВД выглядит элементарным «переводом стрелок». Потому как сотрудники ГИБДД из этого ведомства свою миссию выполнили на 100 процентов: зафиксировали обстоятельства происшествия, задержали нетрезвого водителя, обеспечили проведение экспертизы на наличие алкоголя.
  Вы хотите, чтобы МВД искало, кто заменил анализы горе-водителю? А нет желания самим разобраться в своём хозяйстве – кто занимается такими делишками? И кто всё-таки распорядился выписать из стационара недолеченных Куржумовых? И куда делась медицинская карта Куржумова? Полицейские, даже со служебной собакой, тут вам не помощники, так же, как «судебное разбирательство» — не помеха!
  (Кстати, по нашим данным, «набрался» Гурулёв в тот день не где-нибудь, а в стенах медицинского учреждения. Тоже пища для размышлений…).
  Но, кажется, пора подводить итог, хотя послание из Минздрава на этом не заканчивается. Главный его вывод мы вам озвучили в начале материала: Кабанская ЦРБ работает в штатном режиме!
  Тогда что называется «нештатной ситуацией»?

  P.S. И всё-таки сильно хочется узнать, зачем Григорий Янович ездил в командировки в холодный Баунт и в жаркий Крым…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

469