Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

29.06.2017 15:32 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 25 от 22.06.2017 г.

Объединились в борьбе с общим врагом

Автор: Михаил ХАМАГАНОВ. Историк-краевед.

Кабанские казаки, эхириты и воевода Головин против маньчжурских захватчиков.

  Ранее в истории практически не упоминались агрессивные действия китайцев и попавших к ним в глубокую зависимость маньчжур и монголов против Российского государства и Советской России. Лозунгом «Русский и китаец – братья навек» 40-50-х годов всё сказано.
  Тогда история Китая преподносилась как борьба народа против Запада, и нещадно им эксплуатируемые китайцы сбросили оковы колониального гнёта при огромной поддержке советского пролетариата и его лидера — компартии. Поэтому все негативные события истории Китая, а именно: захват Маньчжурии, Внутренней Монголии, Тибета, Синьцзяна, разные опиумные войны и «боксёрские» восстания — упорно замалчивались…
  В начале 17-го века пришедшая к власти в Китае маньчжурская династия Канси заявила претензии на территории и население к северу от Амура и к востоку от Байкала до Чукотского мыса, оказывая давление на монгольских вассалов. Монгольские ханы, оказавшись в зависимом положении от маньчжуро-китайских властей, были покорными проводниками политики последних – это вам не 13-й век, век Чингисовой эпохи. В 1684 году «проводник китайцев» монгольский правитель Очирой Саин-хан с угрозами потребовал от русского царя отдать ему «тех ясачных брацких людей», селенгинских бурят и иркутских эхиритов. После осады Албазина на Амуре (1685 г.) начались уже события в Прибайкалье. Енисейский воевода в отписке в Москву отметил, что «пошла Богдойская сила на ваши, великих государей остроги, войною» и далее писал: «Мунгальские люди на Селенгинский и на Удинский остроги, Кабанскую слободу и на уезды, и на ясачных людей вымышляют то же зло».
  Основной целью китайских богдыханов с давних времён было выйти на берег Байкала именно в дельте Селенги и именно на кабанские земли. Поэтому прилагались большие военные усилия захватчиков в местностях, прилегающих к Селенгинску, Удинску и Кабаньей заимке. Но в святом для коренного населения месте Баргуджин-Токум все реки имели своих «эжинов» эхиритских родов, священный Байкал имел великое сакральное значение для них, поэтому уговаривать отстаивать родные святые места бурят не приходилось. А земли и воды кабанские полностью входят в это святое место! Только современные монголы этого не ведают, пытаясь запрудить Селенгу и навредить нашему морю.
  Посланный в Забайкалье правительством соратник Петра окольничий Фёдор Головин, талантливый государственный деятель и военачальник, разгадал планы агрессора и предпринял ряд стратегически важных мер: создание опорного Кабанского острога с призванием кабанских казаков во всеоружии стоять на пути вероятного наступления маньчжуро-монгольского войска; мобилизация красноярских, беломестных, енисейских казаков и «ратных людей за морем»; нейтрализация калмыцких правителей путём мировых соглашений с ними о ненападении.
  В указной памяти приказчику Верхоленского острога Кудрякову указано о немедленной посылке отряда эхиритов в Ильинскую и Кабанскую слободу за Байкал в распоряжение полковника Фёдора Скрипицына для выручки Селенгинского острога… Показателен ответ эхиритов: «…для выручки Селенгинского окольничего и воеводы Фёдора Алексеевича Головина со товарищи и брацкие де лутчие люди в Верхоленском призываны и для выручки Селенгинска за море посыланы и подали де оне брацкие люди скаску, то служить де они великим государем рады и у которых де нарочитые кони сыщутся и оне де брацкие люди будут збиратца к морю в числе четыре сотни…»
  Кабанья заимка по карте Ремезова была на Мочище (гора в полукилометре к югу от современного Кабанска), представляла собой перевалочную базу вооружения, «зелья», продовольствия из Иркутска для отправки в Ильинский и Селенгинский остроги по двум путям. Руководил всем этим полковник Фёдор Скрипицын и, кроме всего, распределял людское пополнение по острогам.
  До этого отряды Очирой Саин-хана пытались осадить Селенгинск и подошли к Удинскому острогу, но были разгромлены казаками и бурятами под руководством ссыльного гетмана Демьяна Многогрешного. Далее Головин летом 1688 г. получил известие о том, что китайские войска под Албазином выкосили, пожгли весь посеянный хлеб. «Опасаясь, дабы мунгалы не причинили какого разорения лежащим около Байкала острогам, решился Головин, собрав всех братских ясачных служилых, идти из Удинска к мунгальским улусам для приведения их в послушание». Разбив китайских союзников, табангутских тайшей, Головин вынудил их заключить договор о подданстве российскому престолу.
  А 25 августа 1689 года в Нерчинске они заключили трактат, определивший русско-китайскую границу по реке Аргунь. И с этого времени маньчжуро-китайское правительство и монгольские феодалы прекратили свои домогательства на Забайкалье. Заслуга соратника Петра I воеводы Фёдора Головина в защите и развитии Кабанско-Кударинского края неоспорима. Велико значение его в выражении истинной заботы о русских людях простого звания и, главное, об эхиритах, составивших большинство коренного населения и укоренившихся в стремлении перехода в русское подданство из-за грозящей опасности порабощения маньчжуро-китайскими завоевателями.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

93