Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

14.12.2017 14:33 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 49 от 07.12.2017 г.

Сухая Молька

Автор: Елена ШУШУЕВА.

У молькинского дома деда и прадеда — Яков Филиппович ЧЕРКАШИН и его сын Михаил.

Продолжаем рассказывать о деревнях, в разное время и по разным причинам исчезнувшим с карты района

  Поместив в двух ноябрьских номерах «Байкальских огней» рассказ (часть 1, часть 2)о деревеньке Сухая Молька, мы думали, что не найдём больше никаких свидетельств. Но ошибались.

  Отклики пошли почти сразу. Сначала позвонила женщина из Оймура с уточнениями. К сожалению, она не назвалась, а жаль, может быть, именно её рассказ мог бы помочь «Кабанским Матёрам».

  Потом раздался следующий звонок, тоже из Оймура, от Я.Ф. Черкашина. 88-летний Яков Филиппович оказался живым свидетелем жизни Сухой Мольки! Был он тогда мальчишкой-дошкольником, множество раз гостившим на Мольке. Детские воспоминания — порой самые яркие и на всю жизнь!

  Яков Филиппович вспоминает подробно. Начинает он с основателя коммуны в Сухой Мольке Алексея Ивановича Волкова. Это его родной дед по матери. Родом дед был из Ярославской области. Жил или в самом городе Рыбинске, или в пригороде. Был уже семейным человеком, имел семерых ребятишек. Вот как звали бабушку, Яков Филиппович не помнит.

  У деда была непростая судьба. Года рождения он был, примерно, 1870-го. Где-то так… Россия была царской. А семья Волковых – из крестьян. Работали мужики на помещика. И пошёл у них с хозяином раздор. Может, жадный был или ещё из-за чего, только замыслили крестьяне его погубить. Грех брать на душу добровольно никто не хотел. Кинули жребий. И выпал жребий Алексею Ивановичу.

  Преступление серьёзное, наказание — каторга. Сослали в Сибирь. Алексей Иванович отбывал положенный срок. И на каторге познакомился и крепко сдружился с одним мужиком из Шерашово. Освобождались они вместе. Друг и предложил: «Выписывай семью и живи в нашей деревне!» Согласился Алексей Иванович.

  Супруга с ребятами ехали долго, везли с собой всю домашнюю утварь, две швейных машинки. На больших станциях останавливались. Продавали то, что успевали нашить. Ехали дальше. В Шерашово своего дома не было. Какое-то время семья там пожила, а потом Алексей Иванович решил переехать в Сухую Мольку, чтобы построиться и осесть.

  Яков Филиппович помнит деда смутно. Небольшой был мужик, бойкий по характеру. Но в Сухую Мольку Алексей Волков поехал не первым. Там уже жили семьи Муравьёвых. Но они, видимо, жили по отдельности, а Волков собрал всех в коммуну. И скорее всего, было это раньше, чем в 1930 году. Когда? 1915-й, 1917-й – кто же сейчас скажет?..

  Алексей Иванович купил пчёл, развёл на Мольке пасеку. Приобрёл конную молотилку. Построил мельницу с сыновьями. Жернов на мельнице был каменный – в метр. Камень привозили с Малого моря. Мельницу помогал строить сын Алексей, он был хорошим плотником. А другой сын — Иван Алексеевич — ковал на Мольке в кузнеце. Уголь для ковки готовила каждая семья отдельно. В горах была известь, её добывали и обжигали, она была больше серая.

  Говорят, ещё в те времена приезжали на Мольку китайцы, искали в горах золото. Останавливались на некоторое время, мыли что-то в речке. А вот нашли или нет – неизвестно…

  Маленький Яша приезжал в гости к деду. Ребятишек на Мольке было много, они играли все вместе. Особенно Яшу любила привечать тётка Анна с мужем Даниилом Пудовановичем. Угощали мальчика хрустящими хворостами, вафлями. Он помогал по хозяйству, работал во дворе.

  Яша настолько любил бывать в Мольке, что однажды сам ушёл из Оймура по дороге в Сухую Мольку. Путь знакомый, с отцом они часто ездили на телеге. Сколько уж шёл, сейчас и не помнит, но пришёл к тётке Анне. Та, конечно, сразу заволновалась. Один, без спроса, — поругала племянника, потом накормила. Следом на телеге приехал отец: вернулся с работы – где сын? Отец тоже слегка потрепал мальчишку за уши. Попили чай да поехали обратно.

  Практически все молькинские мужики были охотниками. У каждого во дворе были охотничьи собаки на привязи. Маленького Яшу дядя Даниил брал на охоту на уток. У каждого была своя «сидка». Весной молькинские жили по правилу – ни одного выстрела. Охотились осенью. Дичи было вдоволь. Дикие козы бегали чуть ли ни по деревне.

  Много сеяли: пшеницу, овёс, ярицу. Огороды были. Держали куриц, гусей.

  А почему стали уезжать? Вышел такой приказ – малые деревни не нужны. Надо всем заходить в колхозы. Вот и стали молькинские жители переезжать в близлежащие сёла. Одна семья перебралась в Сухую. А дом Алексея Ивановича Волкова и сейчас есть — стоит он в Инкино.

  Вот такая Сухая Молька предстаёт перед нами глазами Я.Ф. Черкашина, много лет трудившегося начальником участка электросвязи в Байкало-Кударе. Может быть, кто-то ещё видит её, другой?..

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

88