Меню
12+

Кабанская районная газета «Байкальские огни»

17.11.2017 09:02 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 45 от 09.11.2017 г.

Сухая Молька

Автор: Елена ШУШУЕВА.

Андрей Кузьмич КАПУСТИН и Людмила Григорьевна РУМЯНЦЕВА: «Хотя бы что-то найти от Сухой Мольки»…

Продолжаем рассказывать о деревнях, в разное время и по разным причинам исчезнувших с карты района…

  В марте этого года наша газета писала о Сырой Мольке, которая была километрах в двенадцати от Дубинино. А сегодня мы расскажем тоже о Мольке, но уже о Сухой.

  Если о Сырой Мольке знают старики в Дубинино, то Сухая Молька известна в Шерашово. Говорят, в Шерашово один край – Капустинский, а второй – Муравьёвский. Так вот, заехав в село с Капустинского края, мы спросили у девушки, сидящей за рулём автомобиля и притормозившей нам навстречу, знает ли она что-нибудь про Сырую Мольку? Не удивившись нашему вопросу, она ответила утвердительно: «Знаю, что была деревня, но без подробностей».

  Рядом за оградой сгребал листья дедушка. Обратились к нему. Андреян Сергеевич Капустин ответил, что бывал в молодости на Мольке, но годы берут своё. Память подводит… И он посоветовал зайти к своему соседу Андрею Кузьмичу Капустину.

  И Андрей Кузьмич не помнит Мольку, когда там жили люди. Ему восемьдесят лет. Кто же может сказать о деревеньке Сухая Молька? Супруги Капустины посоветовали спросить Людмилу Григорьевну Румянцеву. Ей про Мольку рассказывала мама, и сама она интересуется краеведением. Вспомнить может и её старшая сестра, восьмидесятичетырёхлетняя Зинаида Григорьевна.

  …Разговор о Сырой Мольке разбередил стариковские души… Забыв про свои большие годы и больные ноги, шерашовцы отправились сопровождать нас на Мольку втроём. Поехали наудачу — машина низковатая для такого путешествия, могли застрять… Тихонечко ползли по лесной дороге между деревьев. Спутники наши давно здесь не были, они смотрели по сторонам и не узнавали хоженых-перехоженных мест. Зинаида Григорьевна удивлялась: «Озерки высохли. Ручей с земли в овраг убежал. Кусты наросли. Не так всё было»…

  …В детстве Людмила Григорьевна Румянцева любила слушать разговоры односельчан, которые приходили к её матери Евдокии Яковлевне. Собирались на посиделки, говорили о деревенской жизни, были разговоры и о Сухой Мольке…

  В 1930 году только-только начинали создаваться колхозы. Это было ново для крестьян-единоличников, не всеми понято и принято. Несколько семей, возможно, они были родственниками или хорошими друзьями-единомышленниками, решили отделиться, откочевать за двенадцать километров на Сухую Мольку и создать свою коммуну.

  Кто сейчас скажет, как далось им это решение — легко ли, трудно? Скорее всего, совсем не просто. Попробуй, сдвинься с насиженного места со всем скарбом. Хоть и не за тридевять земель собрались, но не одну ночку ворочались мужики с боку на бок, прикидывая, как поступить.

  И всё же решились! Поехали, как говорит Людмила Григорьевна, надеясь на свою память и называя имена и отчества, два брата Капустиных с жёнами из Шерашово: Даниил Иванович с женой Степанидой Савельевной и детьми, да Матвей Иванович с женой Екатериной Петровной; и две сестры – Челпанова Пелагея Григорьевна с дочкой и Муравьёва Фёкла Григорьевна.

  Из Дубинино поехал Волков Алексей Иванович с женой Устиньей Юдьевной и детьми и Волков Алексей Алексеевич с женой Аграфеной. Собрались на Мольку два брата из Инкино: Муравьёв Иван Ильич — большой — с женой Ниной и Муравьёв Иван Ильич — маленький — с женой Ариной.

  Построились коммунары на Мольке или перевезли туда дома, неизвестно. Но обосновывались основательно. Место-то там — лучше и не сыскать — безветренное. Рядом гора, под горой ручей бежит, наверное с тем же названием – Молька. Но его и сейчас зовут просто – Ручей. Кругом тайга, а возле домов – поляна большая. То ли раскорчевали её молькинские новосёлы, то ли она такой и была устроена природой….

  Дома поставили улочкой окнами к Шерашово. Стали возводить амбары, постройки. Скот на Мольку привели: лошадей, коров, были свиньи, куры. Стали сеять пшеницу, рожь, овёс. Развели огороды. В Шерашово помнят, что выше по ручью была мельница. Там мололи муку, крупчатку, из которой варили кашу. В лесу ягоды, грибы. Наверху, как говорят, был калтус и солончаки, там тёк ещё один ручей. Туда приходили косули. Молькинские охотились, стреляли рябчиков, глухарей, косуль.

  Евдокия Яковлевна вспоминала, что на Покров – 14 октября 1931 года – на Мольке решили отпраздновать годовщину коммуны. Наскучавшись по родне и друзьям, позвали гостей. В числе других собрались три подруги: Бабкина Аксинья Кирьяковна, Коркина Клавдия Леонтьевна и сама Евдокия Яковлевна. Приготовили гостинцы, нарядились и с песнями, запрягши лошадей, поехали в гости. Там уже ждали накрытые столы, встречали их на Сухой Мольке хлебом-солью, играла гармошка.

  Представляя картины прошлого, ходили мы по большой поляне и искали хоть какие-то следы былой Мольки. Лёгкая на ногу, 66-летняя Людмила Григорьевна пробежала выше по ручью, думая обнаружить следы мельницы, но не нашла. Зинаида Григорьевна говорила, что раньше на покосе были столбики и ямы от подполий, но потом всё распахали.

  На Мольке была баня, и под ней — хорошая яма. Стали искать её. Людмила Григорьевна пошла в один конец поляны, а Андрей Кузьмич – в другой. Он долго смотрел что-то возле самых черёмуховых кустов. И нашёл: «Вот — яма». Засыпанное землёй и черёмуховыми листьями углубление всё равно явно угадывалось. Баня стояла в самом конце молькинской улочки.

  Видимо, вот здесь люди и жили. Хоть какая-то маленькая зацепка в память об исчезнувшей Сухой Мольке…

  (Окончание следует).

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

105